Есенин С.А. - "Что бы между нами ни было...". 1920 г.

Скачать этот текст


Что бы между нами
ни было, а любовь

останется.
Как ты меня не

ругай,

как я тебя,
все-таки мы с тобой
из одного сада,
Сада яблонь,
баранов, коней и волков

С. Есенин.

Мы яблони и волки,
смотря по тому, как надо.

Запись на шмуцтитуле кн. Г20.

Печатается по автографу (ГЛМ. Библиотека). Последние две строки расположены сбоку слева от основной записи.

Датируется 1920 г. — годом выхода в свет этой книги.

Опубликована: РЛ, 1970, N 3, с. 161 (с неточностями; указан адресат: Н. А. Клюев). Впрочем, известно, с одной стороны, что в 1919—1920 гг. Есенин и Клюев не встречались, а на клюевские письма Есенин не отвечал (см. об этом, напр., наст. изд., т. 6, с. 117). Нет сведений и о посылке им Клюеву в то время своих книг без сопроводительных писем.

С другой стороны, в письме С. Ф. Буданцева А. Б. Кусикову от 27 февр. 1926 г. есть такие слова: «Не тебе ли на издании 20 г. „Голубени“ Есенин написал о волках в одном саду? Эту надпись хотят перепечатать в 4 том полного собрания ГИЗ’а, и у меня спрашивали. Помнится, тебе» (РГАЛИ, ф. 2268, оп. 1, ед. хр. 52).

Ответ Кусикова неизвестен. И все же запрос С. Ф. Буданцева относится, очевидно, к комментируемой записи. Она и в самом деле перекликается не только со стихами ее автора, но и со строками из произведений Кусикова (см. ниже).

  • .... мы с тобой из ~ Сада яблонь...

    .... мы с тобой из ~ Сада яблонь... — Ср. с есенинским: «Все мы — яблони и вишни // Голубого сада» («Певущий зов»; наст. изд., т. 2, с. 28).

  • ...Сада ~ баранов, коней...

    ...Сада ~ баранов, коней... — Ср. со строчками А. Кусикова 1919 г. («Белое стадо баранов // Голубея ползет»; «Спрыгнул с крыши облезлый баран») и 1920 г. («Так мчись же, конь, мой конь незримый ~ // В заглохший Сад души моей»); цит. по сб. «Поэты-имажинисты / Сост. и примеч. Э. М. Шнейдермана» (СПб.: Петербургский писатель, 1997, с. 331, 342). Ср. также с названием

    более позднего имажинистского сборника — «Конский сад» (1922).

    Отсюда явствует, что есенинская запись с высокой долей вероятности была обращена не к Н. А. Клюеву, а к А. Б. Кусикову.