Есенин С.А. - Утраченное и ненайденное. Письма и деловые бумаги

Скачать этот текст


ПИСЬМА И ДЕЛОВЫЕ БУМАГИ

1. К. П. Воронцову. Спас-Клепики, май 1911 г.

«Скоро уже июнь, а я все еще томлюсь в этой тюрьме и не дождусь, когда распустят» (фрагмент письма приводит в своих записях В. В. Ушаков — РИАМЗ, научный архив, № 2659; записи датированы: «22/II-1926 г.»; см. также: Хроника, 1, 29).

2. К. П. Воронцову. Спас-Клепики, до 10 мая 1912 г.

«...не разобрал твоего письма и думал по догадкам, что ты уехал домой. Я писал тебе туда...» (из письма К. П. Воронцову, 10 мая 1912 г.).

3—5. Г. А. Панфилову. Константиново (?), после 7 июля 1911 г. — вторая декада июля 1912 г.

Установлено, что семнадцать писем Есенина Г. Панфилову 1911—1912 гг. были пронумерованы адресатом в хронологическом порядке (подробнее см. наст. изд., т. 6, с. 243). Из них ныне известны письма с № 1, 2, 6, 8, 9, 13, 16, 17, а также еще одно письмо ноября 1912 г. (п. 13; наст. изд., т. 6, с. 23), первый лист которого (вместе с проставленным на нем номером) утрачен. Хронологические рамки написания неизвестных есенинских писем с №№ 3—5 (в нумерации Г. Панфилова) определяются, с одной стороны, исходя из времени отправки письма под № 2 (7 июля 1911 г.; см. наст. изд., т. 6, с. 252); с другой стороны, по содержанию письма под № 6, где описываются события конца первой и второй декад июля 1912 г. как неизвестные адресату (подробнее см. наст. изд., т. 6, с. 259—262).

6. Г. А. Панфилову. Москва, авг. 1912 г.

Возможно, это письмо (рассматриваемое здесь как обозначенное адресатом под № 7) сопровождало посланные Есениным другу проспекты изданий, распространяемых книготорговым товариществом «Культура»; в письме, помеченном Панфиловым номером 8, об этом говорится так: «Дорогой Гриша <...> Проспекты я тебе уже отослал до твоей просьбы...» (наст. изд., т. 6, с. 15; о его датировке см. там же, с. 264—265).

7. М. П. Бальзамовой. Москва, 16 сент. 1912 г.

Сохранился конверт от этого письма с надписанным Есениным адресом («Рязань. Троицкая слобода, кв. М. Н. Савинской. Марии Бальзамовой») и почтовым штемпелем: «Москва. 16.9.12. 54-е гор. почт. отдел.» (ГМЗЕ). См. также ЕиС, с. 275; наст. изд., т. 6, с. 264.

8. М. П. Бальзамовой. Москва, вторая половина сент. — первая декада окт. 1912 г.

Упоминание об этом тексте содержится в более позднем письме Есенина к М. Бальзамовой, отправленном 14 окт. 1912 г.: «Я почти безнадежно смотрел на ответ того <т. е. на то>, что высказал в своем горячем и безумном порыве. И... И вдруг вопреки этому ты ответила». Целиком это «горячее и безумное» есенинское послание не выявлено; известна лишь приписка к нему (п. 10 в т. 6 наст. изд.; обоснование датировки — там же, с. 268).

9—13. Г. А. Панфилову. Москва, сент. — начало дек. 1912 г.

Хронологические рамки отправки этих пяти писем (рассматриваемых здесь как обозначенные адресатом под № 10—12 и № 14—15) определяются предположительно с учетом соображений относительно датировки писем № 9 и 16 (в панфиловской нумерации); подробнее см. наст. изд., т. 6, с. 266 и с. 277.

Вторая половина одного из этих писем (в нумерации адресата это было либо письмо № 12, либо письмо № 14) сохранилась (наст. изд., т. 6, с. 23 и с. 273).

О содержании еще одного из них можно судить по более позднему пересказу самого Есенина:

«В это время наша дружба с ним <Г. А. Панфиловым> еще более скрепилась, переписка у нас участилась. <...> Помню, он мне сказал на мое письмо, в котором я ему писал: „И скучно и грустно, и некому руку подать“ (Лермонтов), — он ответил продолжением...» (из письма к М. П. Бальзамовой, 26 янв. 1913 г.).

Сохранилось 19 писем Есенина другу юности из большой, видимо, их переписки (см. т. 6 наст. изд.).

14. А. А. Сардановской. Москва, янв. — май 1913 г.

«Ну, как приняла письма мои г-жа Сардановская. Я посылал им письмо, но они, наверное, не поняли его, как я предполагаю» (из письма к М. П. Бальзамовой, 1 июня 1913 г.). По воспоминаниям современников, между Есениным и Сардановской была оживленная переписка. По разным источникам считается, что сохранилось 10 писем поэта к ней. В настоящем собрании опубликованы два письма Есенина (см. т. 6 наст. изд.).

15. М. П. Бальзамовой. Москва, до 29 мая 1913 г.

«Моя просьба осталась тщетною <...> Вам <...> трудно написать было 2 строчки, ну, так прошу извинения...» (из письма к М. П. Бальзамовой, 29 мая 1913 г.).

16. М. П. Бальзамовой. Москва, 8 июня 1913 г.

Сохранился конверт от этого письма с надписанным Есениным адресом («Рязань. Хлебная улица, дом Ивана Фроловича Фролова. Марии Парменовной <так!> Бальзамовой») и почтовым штемпелем: «Москва. 8.6.13. 54-е гор. почт. отдел.» (ГМЗЕ; см. также: ЕиС, с. 275).

17. М. П. Бальзамовой. Москва, 22 июня 1913 г.

Сохранился конверт от этого письма с надписанным Есениным адресом («Рязань. Хлебная ул., д. Ив. Ф. Фролова. Марии П. Бальзамовой») и почтовым штемпелем: «Москва. 22.6.13. 54-е гор. почт. отдел.» (ГМЗЕ; см. также: ЕиС, с. 275).

18. Г. А. Панфилову. Москва, авг. — сент. 1913 г.

«...я же писал тебе: перемени конверты и почерк. За мной следят...» (из письма к Г. А. Панфилову, после 23 сент. 1913 г.).

19. Я. А. Трепалину. Москва, 1913—1914 гг.

«Осенью 1912 года Есенин, окончив школу, выехал к отцу в Москву. В своих письмах оттуда Сергей писал, что имеет интересную работу в типографии Сытина, с увлечением занимается в Народном университете Шанявского, добился успехов в опубликовании стихов и что у него заманчивые перспективы. Описывая свою жизнь в Москве, он советует мне оставить деревню и переехать в столицу, где можно иметь ин<терес>ную работу и учиться в университете Шанявского» (Я. А. Трепалин; цит. по кн. Н. Чистякова «Королева у плетня»; [Орехово-Зуево], 1996, с. 76—77; на с. 78 инициалы А. Я. у подписи автора ошибочны).

20. М. П. Бальзамовой, 1913—1914 гг.

«Я писал тебе и добрые и, наконец, злые письма, но ответа все нет как нет» (из письма к М. П. Бальзамовой, февр. 1914 г.). «Переписка же их, думаю, была длительной или просто слишком часто они писали друг другу: Маша говорила, что у нее сохранились около сотни есенинских писем» — из рассказа В. И. Ильиной (двоюродной сестры М. П. Бальзамовой) рязанскому краеведу Д. А. Коновалову: ЕиС, с. 248.

К настоящему времени обнаружено 20 писем и почтовых открыток Есенина к Бальзамовой: см. т. 6 наст. изд. (одно письмо остается неопубликованным — частное собрание, г. Рязань).

21. А. А. Сардановской. Москва, янв. — февр. 1914 г.

«С Анютой я больше незнаком, я послал ей ругательное и едкое письмо, в котором поставил крест всему» (из письма к М. П. Бальзамовой, Москва, февр. 1914 г.).

22. А. Р. Изрядновой. Ялта, июль 1914 г.

«В июне <ошибка памяти: в июле> он <Есенин> едет в Ялту <...>. Ему не на что было там жить. Шлет мне одно другого грознее письма...» (из воспоминаний А. Р. Изрядновой; Восп.-95, с. 59).

23. Л. М. Клейнборту. Москва, 1914 (?)—1915 (?) гг.

«По совету С. Кошкарова, у которого он жил, Есенин и сам переслал мне тетрадь своих стихов. Он писал мне, что родом он из деревни Рязанской губернии, что в Москве с 1912 года, работает в типографии Сытина, что начал он с частушек, затем перешел на стихи, которые печатал в 1914 году в журналах „Мирок“ и „Проталинка“» (Л. М. Клейнборт; Восп., 1, 168).

24. Хр. Попову. Петроград, до 9 апр. 1915 г.

«Спешу ответить на Ваше письмо. Только теперь, ибо всё было некогда» (из письма Хр. Попова Есенину, 9 апр. 1915 г.; Письма, 195).

25. А. М. Чернышеву. Петроград, до 29 апр. 1915 г.

«Я писал Алексею Михайловичу письмо, где извинялся, что напечатал в „Журнале для всех“ свою „Кручину“ <„Зашумели над затоном тростники...“>» (из письма к И. К. Коробову, 1 (?) мая 1915 г.).

26. Л. И. Каннегисеру. Константиново, до 21 мая 1915 г.

«...получил Вашу милую открытку, но так был занят <...>, что всё не мог урвать времени, чтоб написать Вам» (из письма Л. И. Каннегисера Есенину, 21 мая 1915 г.; Письма, 197).

27. К. Ю. Ляндау. Константиново, до 26 мая 1915 г.

«Твою открытку, пропитанную сибирской язвой и описывающую неслыханные обычаи, Костя <К. Ю. Ляндау> слишком предусмотрительно сжег, не дав даже нам прочесть!» (из письма В. С. Чернявского Есенину, 26 мая 1915 г.; Письма, 199).

28. Л. В. Берману. Константиново, до 2 июня 1915 г.

«Дорогой Лазарь Васильевич! Посылал я вам письмо, а вы мне не ответили» (из письма к Л. В. Берману, 2 июня 1915 г.).

29. С. М. Городецкому. Константиново, до 4 июня 1915 г.

«Письмо твое получил...» (из письма С. М. Городецкого Есенину, 4 июня 1915 г.; Письма, 200).

30. Рюрику Ивневу. Константиново, после 12 или 13 июня 1915 г.

«Рюрику я пишу...» (из письма к В. С. Чернявскому, после 12 или 13 июня 1915 г.).

31. С. И. Чацкиной. Константиново, до 18 июля 1915 г.

«...очень мы обрадовались Вашему письму и тому, что Вы нам рассказ пишете» (из письма С. И. Чацкиной Есенину, 18 июля 1915 г.; Письма, 203).

32. Н. А. Клюеву. Константиново, июль 1915 г.

«...ты в первой открытке <письмо Есенина Клюеву от 24 апр. 1915 г.> собирался о многом со мной поговорить и уже во втором письме пишешь через строчку и то вкратце, — и на мои вопросы не отвечаешь вовсё» (из письма Н. А. Клюева Есенину, авг. 1915 г.; Письма, 207).

33. С. М. Городецкому. Константиново, до 7 авг. 1915 г.

«Твое чудесное письмо обрадовало меня очень перед отъездом сюда, в Крым» (из письма С. М. Городецкого Есенину, 7 авг. 1915 г.; Письма, 204).

34. В редакцию журнала «Русская мысль». Константиново, до 21 авг. 1915 г.

«Стихи ваши („Инок“, „Калики“ и „Вечер“) напечатаны в июльской книжке. Извещение о том, что они приняты, было давно послано Вам по петербургскому адресу...» (из письма секретаря журнала А. П. Татариновой Есенину, 21 авг. 1915 г.; Письма, 205).

Это письмо является, видимо, ответом на запрос поэта, в котором он справлялся о судьбе стихотворений, оставленных в редакции в марте 1915 г.

35. А. Р. Изрядновой. Константиново, лето 1915 г.

«В мае этого же года приехал в Москву <...>. Немного побыл в Москве, уехал в деревню, писал хорошие письма» (из воспоминаний А. Р. Изрядновой: Восп.-95, с. 60).

36. М. П. Мурашеву. Константиново, лето 1915 г.

«Уехал. Из деревни писал:

— У вас хорошо в Питере, а здесь в миллион раз лучше» (из воспоминаний М. П. Мурашева: Восп.-95, с. 94).

37. С. И. Чацкиной. Константиново, до 3 сент. 1915 г.

«...только что вернулась, застала Ваше письмо и спешу поблагодарить Вас за присланное стихотворение, которое охотно напечатаю» (из письма С. И. Чацкиной Есенину, 3 сент. 1915 г.; Письма, 208).

38. Н. А. Клюеву. Константиново, до 6 сент. 1915 г.

«Я получил твое письмо и рад ему несказанно» (из письма Н. А. Клюева Есенину, 6 сент. 1915 г.; Письма, 209).

39—40. Л. И. Каннегисеру. Константиново, до 11 сент. 1915 г.

«...очень тебя благодарю за твои хорошие письма — одно — сердитое и другое — милое, но для меня они оба — милые, потому что — твои...» (из письма Л. И. Каннегисера Есенину, 11 сент. 1915 г.; Письма, 209).

41. В. С. Миролюбову. Константиново, до 16 сент. 1915 г.

«Вашим сообщением о сказках и песнях старинных Виктор Сергеевич <Миролюбов> заинтересовался и просит прислать их ему» (из письма редакции Еж. ж. Есенину, 16 сент. 1915 г.; Письма, 210).

42. Н. А. Клюеву. Константиново, до 23 сент. 1915 г.

«Я получил твою открытку...» (из письма Н. А. Клюева Есенину, 23 сент. 1915 г.; Письма, 211).

43. А. В. Ширяевцу. Петроград, конец окт. — нояб. 1915 г.

Обращенная к А. В. Ширяевцу помета Есенина на печатной программе вечера «Краса», состоявшегося 25 окт. 1915 г. в Петрограде, начинается так: «Большую афишу, которую выставили на улицах, пришлю, как найду» (газ. «Ульяновский комсомолец», 1963, 28 июня, № 77, в статье С. Рогова «Тайна писем Есенина»). Из этих слов можно заключить, что программа была приложена к ныне неизвестному есенинскому письму, отправленному вскоре после того, как вечер состоялся.

44. В Суриковский литературно-музыкальный кружок. Петроград, 1915—1916 гг.

«В письмах, которые прислал в это время Есенин в кружок, чувствовалась раздвоенность его психики» (Деев-Хомяковский Г. Правда о Есенине. — Журн. «На литературном посту», М., 1926, № 4, с. 35).

45. Д. Н. Ломану. Царское Село, 29 (?) авг. 1916 г.

Объяснительная записка Есенина на имя полковника Ломана в связи с опозданием на службу из увольнения. О существовании этой записки сообщил составителю в свое время журналист и краевед А. В. Шабунин; см. также Есенин 6 (1980), с. 409—410.

46. М. П. Мурашеву. Константиново, июнь — июль 1917 г.

«Пишу мало. Деревня бродит, как молодая брага. Скоро вернусь» (фрагмент письма в воспоминаниях М. П. Мурашева «Встречи и книги». Машинопись, архив М. П. Мурашева, хранится у наследников, г. Москва).

47. Н. А. Клюеву. Москва, до 30 сент. 1918 г.

«Кланяйтесь Клюеву. Я ему посылал телеграмму, а он не ответил» (из письма Иванову-Разумнику, 30 сент. 1918 г.).

48. Устав издательства «Московская Трудовая Артель Художников Слова» (МТАХС). Москва, сент. — окт. 1918 г.

Согласно Л. И. Повицкому, «после одной долгой беседы мы <с Есениным> пришли к мысли открыть собственное издательство. Мы разработали устав, согласно которому членами этого кооперативного издательства могут быть только авторы будущих книг. Из чистой прибыли двадцать пять процентов отчисляются в основной фонд издательства, а остальные семьдесят пять поступают в распоряжение автора книги. <...> На первом организационном собрании будущего издательства нас было пять человек: Есенин, Клычков, Петр Орешин, Андрей Белый и я. Название издательству было подобрано легко и без споров: „Трудовая артель художников слова“» (Восп., 2, 233—234). Рекламную листовку-объявление МТАХС, соавторами которой также были Есенин и Повицкий, см. в наст. изд., т. 7, кн. 2, с. 230—231.

49. Проект положения об авторском праве, представленный на рассмотрение секции поэтов, беллетристов, переводчиков художественных произведений и художественных критиков Московского Союза советских журналистов. Москва, между 21 и 24 нояб. 1918 г.

Из протокола № 1 заседания секции от 20 нояб. 1918 г.: «...т. Криницким был прочитан доклад об авторском праве. Но по той причине, что авторское право очень важный вопрос, а тов. Криницкий не успел разработать его подробно к настоящему собранию, постановлено поручить избранной для этого комиссии разработать его к следующему собранию. В комиссию вошли Есенин, Орешин и Клычков» (ВЛ, 1975, № 10, окт., с. 227; публ. В. А. Вдовина).

Из протокола № 2 заседания секции от 25 нояб. 1918 г.: «По вопросу об авторском праве, не разрешенному на предыдущем собрании, от имени комиссии, избранной для разработки подробного проекта в этом направлении, тов. Орешин оглашает проект комиссии в своем оригинале.

Затем проект читается по пунктам, куда вносятся те или иные поправки. После продолжительных дебатов проект комиссии принят...» (сб. «Встречи с прошлым», М., 1978, вып. 3, с. 158; публ. А. Л. Евстигнеевой; с дополнениями по подлиннику — РГАЛИ, ф. 1600, оп. 1, ед. хр. 2, л. 4). Текст проекта неизвестен.

50. Н. А. Клюеву. Москва, конец 1918 — начало 1919 г.

«В ту же зиму <1918—1919 гг.> прислал Есенину письмо и Николай Клюев. Письмо сладкоречивое, на патоке и елее. <...> Есенин читал и перечитывал письмо. К вечеру знал его назубок от буквы до буквы. Желтел, молчал, супил брови и в гармошку собирал кожу на лбу. Потом дня три писал ответ туго и вдумчиво, как стихотворение. Вытачивал фразу, вертя ее разными сторонами и на всякий манер...» (Мариенгоф, с. 19—20).

51. Заявление о приеме в члены РКП(б). Москва, начало 1919 г.

«...в начале 1919 г. он <Есенин> однажды робко приносит мне на стол записку, написанную мелким почерком, так похожим на почерк М. Горького. Это было заявление С. Есенина о его желании вступить в партию большевиков, „чтобы нужнее работать“.

— Напиши, пожалуйста, рекомендацию... Я, знаешь ли... Я понял... и могу умереть хоть сейчас» (Устинов Г. Сергей Есенин и его смерть. — «Красная газета», Л., 1925, 29 дек., веч. вып., № 314).

52. З. Н. Райх. Москва, начало 1919 г.

«Первая жена Есенина жила с его ребенком в Орле, когда он жил у меня. Он с нею изредка переписывался, причем значительное место в письмах уделялось литературным темам» (Г. Ф. Устинов; Памяти Есенина, с. 82). Сохранилось описание конверта («разорванный, без письма») и копия карандашной надписи на нем, сделанной поэтом: «Зинаиде Николаевне Райх / от Есенина» (ГЛМ, ф. 4, оп. 1, ед. хр. 165).

Достоверно известно также, что два письма Есенина к З. Н. Райх находятся в частном собрании (г. Москва).

53. Н. Р. Эрдману. Москва, первая половина сентября 1919 г.

17 сент. 1919 г. Н. Р. Эрдман, находившийся на военной службе в Красной Армии, писал из г. Алатырь, обращаясь к брату Борису:

«Мариенгофу и Есенину я ответил. Ты не можешь себе представить, как меня обрадовали их письма. Если они еще не получили ответа, поблагодари их за меня» (Николай Эрдман. Пьесы. Интермедии. Письма. Документы. Воспоминания современников. М.: Искусство, 1990, с. 230).

Эти письма Н. Р. Эрдмана, так же как и письма упомянутых им адресатов, неизвестны.

54. Заявление в Госиздат РСФСР о выдаче гонорара. Москва, 16 окт. 1919 г.

Зафиксировано в «Кассово-вспомогательной книге счетов сотрудников Госиздата РСФСР и авторов произведений» 17 окт. 1919 г.: «С. Есенину по заявл<ению> от 16 с/м <сего месяца> за № 4357 допол<нительный> гонор<ар> за кн. „Звездное стойло“» (ГАРФ, ф. 395, оп. 6, ед. хр. 15, л. 100).

55. В Госиздат РСФСР. Москва, 1919.

Письмо было отправлено от имени издательства МТАХС вместе с рукописью коллективного сборника «Золотой выводок» (сохранился входящий № 7878 этого документа в копии ответного письма Госиздата в МТАХС от 24.XII.1919 г. № 8061 — ГАРФ, ф. 395, оп. 1, ед. хр. 48).

56. Заявление (?) в агентство «Центропечать» с предложением о покупке книг издательства МТАХС (или «Имажинисты»). Москва, <1919>.

«Есенин находится в кабинете Малкина, заведующего Центропечатью. Есенин предлагает купить книгу. Малкин отказывается. Есенин настойчиво убеждает. <...> Малкин, человек очень мягкого характера, улыбаясь, отмахивается от Есенина, берет предложение и кладет резолюцию „приобрести“» (из воспоминаний А. М. Сахарова; журн. «Знамя», М., 1996, № 8, авг., с. 175).

57. Родителям или знакомым (?). Москва, <1919>.

«...поезжай к нам в Константиново! Я тебе письмо дам! — воскликнул Есенин. <...> — Да ты грамотная, Сашенька? <случайная девица, встреченная им в подвальчике-столовой>.

— Я вот адрес написал, куда, к кому... Письмо получше спрячь, не потеряй. Значит, не раздумывай, поезжай.

Сашенька берет письмо и глядит на Есенина большими повеселевшими глазами» (Окский Г. Встреча в Газетном: Новые факты о Сергее Есенине. — Журн. «Сельская молодежь». М., 1966, № 11, нояб., с. 18—19).

58. Е. Р. Эйгес. Москва, <1919—1920>.

«...как-то я оставила в пропуске <т. е. на входе в гостиницу „Люкс“, где жила Е. Р. Эйгес> записку на имя Есенина: „Буду к 9-ти, будет самовар“. Когда пришла, на обратной стороне записки я увидела ответ Есенина: „Очень рад, буду к 10-ти“. В десять он действительно пришел, и был самовар. Мы пили чай...» (Е. Р. Эйгес; Восп.-95, с. 283).

59. А. А. Сардановской. Константиново, май 1920 г.

«...однажды летним вечером Анна и Сергей, раскрасневшиеся, держа друг друга за руки, прибежали в дом священника и попросили бывшую там монашенку разнять их, говоря: „Мы любим друг друга и в будущем даем слово жениться. Разними нас, пусть, кто первый изменит и женится или выйдет замуж, того второй будет бить хворостом“. Первая нарушила обязательство Анна — выходом замуж в с. Дединово <брак зарегистрирован 4 февр. 1920 г.>. Сергей, приехав из Москвы на родину <начало мая 1920 г.> (в это время он проживал в Москве), узнал про это и, написав ей письмо, передал его свидетельнице их общения, монашенке, с просьбой отдать Анне, когда она придет. Та передала и спросила: „Что Сережа пишет?“ Анна с грустью в голосе сказала: „Он, матушка, просит тебя взять пук хвороста и бить меня, сколько у тебя сил хватит“» (И. Г. Атюнин; Есенин 6 (1980), с. 239). В действительности первым нарушил обет Сергей — 30 июля 1917 г. он обвенчался с З. Н. Райх.

60. А. Н. Есенину. Москва, 1920 г.

«В одну из моих поездок в Москву, кажется, это было в 1920 году, отец Есенина Александр Никитич просил передать письмо сыну. Я разыскал Есенина на квартире, в Богословском переулке. Он там жил вместе с Мариенгофом. <...> Я передал Есенину письмо от отца. Он его тут же прочитал. Было видно, что он рад весточке от родителей. Есенин сразу написал ответ отцу. Вместе с письмом он передал деньги, которые просил ему вручить» (С. Н. Соколов; Восп., 1, 136—137.).

Были и более ранние письма Сергея Есенина к отцу — сохранился почтовый конверт с надписью рукой поэта: «Александру Никитичу Есенину». Надпись — по старой орфографии. Конверт фирменный: «Музыкальный магазин „Товарищ“. Москва, Б. Никитская улица, д. 14, тел. 2-19-38» (ГЛМ). Такой же конверт с аналогичной надписью рукой поэта (но по новой орфографии) хранится в отделе рукописей РГБ (ф. 393, карт. 1, ед. хр. 13).

Имеются также достоверные сведения о находящихся в частном собрании (г. Москва) пяти письмах и одной записке Есенина к отцу за период 1914—1925 гг.

61. А. В. Ширяевцу. 1920 — до 10 мая 1922 г.

Конверт письма с надписью рукой Есенина («Ташкент. Новая 57. Александру Васильевичу Абрамову (Ширяевцу)») хранится в Самарском литературно-мемориальном музее им. А. М. Горького. Адрес написан по новой орфографии.

Границы датировки письма установлены по времени окончательного перехода Есенина на новую орфографию (1920 г.) и времени выезда А. Ширяевца из Ташкента (1922 г.) с учетом сроков отъезда Есенина и А. Дункан из РСФСР в 1922 г.

62. Иванову-Разумнику. Москва, до апр. 1921 г.

«Я послал Вам письмо, книги, еще письмо, ждал от Вас хоть какого-нибудь ответа и не получил его...» (из письма Иванову-Разумнику, Ташкент, май 1921 г.). Известно только одно письмо адресату того времени — от 4 дек. 1920 г. (наст. изд., т. 6, с. 116).

63. В. А. Мануйлову. Москва, лето 1921 г.

«...дал записку (на обратном листке тетради со стихами), просьбу — пропустить меня на первое чтение „Пугачева“ на Арбате в Доме им. Грибоедова, в литературном особняке (там я впервые увидел Брюсова). Эта тетрадь с его запиской была через год украдена по дороге из Тифлиса в Баку — помню только, что текст записки приятный» (Мануйлов В. «О Ленине так не жалели...»: см. кн. В. Кузнецова «Тайна гибели Есенина: По следам одной версии», М.: Современник, 1998, с. 234).

64. Заявление в Бюро труда, Москва (?), 1921 г.

Этот текст написан на обороте 27-го л. чернового автографа «Пугачева», конец 3-й главки (РГАЛИ, ф. 190, оп. 1, ед. хр. 24). О каком «Бюро труда» идет речь, не выявлено.

65. Заявление в Наркомат по иностранным делам о поездке в Германию. Москва, 24 апр. 1922 г.

О существовании этого документа стало известно из регистрационной карточки, заполненной на Есенина перед его выездом за границу в мае 1922 г. Карточка хранится в Архиве внешней политики РФ; ее текст воспроизведен в наст. изд., т. 7, кн. 2, с. 504.

66—67. А. Б. Мариенгофу. Германия, до 21 июня 1922 г.

«Передайте мой привет и все чувства любви моей Мариенгофу. Я послал ему два письма, на которые он почему-то мне не отвечает» (из письма к И. И. Шнейдеру, Висбаден, 21 июня 1922 г.).

68. Д. С. Айзенштату и С. Д. Головачеву. Германия, до 1 июля 1922 г.

«Остальное пусть докончит Давид Самойлович и Сережа. Они это хорошо помнят. Передай им кстати мой большущий привет и скажи, что я пишу им особо» (из письма к А. М. Сахарову, Дюссельдорф, 1 июля 1922 г.).

69—70. Договоры на постановку пьес «Дама в черной перчатке» В. Г. Шершеневича и «Заговор дураков» А. Б. Мариенгофа в Лондоне и Нью-Йорке. Германия — Бельгия, июль 1922 г.

«Американская мелодрама Вадима Шершеневича „Дама в черной перчатке“ и трагедия Анатолия Мариенгофа „Заговор дураков“ переведены на английский язык и готовятся к постановке в Лондоне и Нью-Йорке.

Договорные условия с антрепренерами подписаны по доверенности авторов находящимся в настоящее время за границей поэтом Сергеем Есениным» (журн. «Театральная Москва», 1922, № 50, 25—30 июля, с. 13, в рубрике «Книга и пьеса»).

71—72. И. И. Шнейдеру. Германия — Бельгия, до 13 июля 1922 г.

«Я довольно пространно описывал Вам о всех наших происшествиях и поездках в 3-х больших письмах. Не знаю, дошли ли они до Вас?» (из письма к И. И. Шнейдеру, Брюссель, 13 июля 1922 г.).

Известно только одно письмо адресату в указанный промежуток времени — от 21 июня 1922 г. (см. т. 6, с. 137), другие два не выявлены.

73. И. И. Шнейдеру. Германия — Бельгия, до 13 июля 1922 г.

«О том, чтобы Вы выезжали, Вам послана телеграмма» (из письма к И. И. Шнейдеру, Брюссель, 13 июля 1922 г.).

74. Златому (С. Д. Головачеву). Германия — Бельгия — Франция, до авг. 1922 г.

«Я писал Сашке <письмо к А. М. Сахарову из Дюссельдорфа от 1 июля 1922 г.>, писал Златому...» (из письма к А. Б. Мариенгофу, Париж, 20-е числа июля — начало авг. 1922 г., см. об этом также в № 68).

75—77. Е. А. Есениной. Германия — Бельгия — Франция — Италия, до 10 авг. 1922 г.

«Послал тебе три письма, и никакого ответа» (из письма к Е. А. Есениной, Венеция, 10 авг. 1922 г.).

78. И. И. Шнейдеру. Из-за границы, <1922—1923>.

«В 1940 году я отдал в Литературный музей открытку Есенина из-за границы и тот маклаковский паспорт, по которому поэт ездил в Америку, но эти вещи почему-то утеряны» (запись беседы составителя с И. И. Шнейдером 23 сент. 1968 г.). Известны только два письма Есенина Шнейдеру из-за границы — от 21 июня и 23 июля 1922 г.; см. т. 6 наст. изд. И два письма Шнейдер от Есенина из-за границы не получил, см. № 71—72.

Паспорт на имя Есенина для выезда в Америку (на русском и французском языках) сохранился (РГАЛИ).

79. А. Ветлугину (В. И. Рындзюну). Париж, до 24 июля 1923 г.

«...перед самым отъездом <в Америку>, проезжая через Париж, встретил Мирского и получил твое письмо» (из письма А. Ветлугина Есенину, борт парохода «S. S. President Fillmore», океан, 6 окт. 1923 г.; Письма, 229—230). Скорее всего, Есенин писал А. Ветлугину неоднократно, ибо есть сведения о пяти письмах последнего к поэту (Есенин 6 (1980), с. 403). Ни одно письмо Есенина Ветлугину не выявлено.

80. Айседоре Дункан. Москва, до 15 сент. 1923 г.

«Из Баку мы уехали в Тифлис. В коридоре вагона ко мне подошел какой-то человек и <....> спросил:

— Правда ли, что в этом вагоне едет Айседора Дункан? У меня к ней письмо от Есенина. Случайно услыхав, что я еду на Кавказ, тут же написал и просил передать <...>. Есенин писал всё то, что сказал перед моим отъездом из Москвы, и закончил письмо обещанием приехать в Крым, если Айседора там будет» (Шнейдер И. Встречи с Есениным: Воспоминания. 3-е доп. изд. М.: Сов. Россия, 1974, с. 129).

Возможно, впрочем, что речь идет о небольшом письме Есенина, написанном латиницей (см. наст. изд., т. 6, с. 159).

81. Айседоре Дункан. Москва, вторая половина окт. 1923 г.

«Зайдя перед началом спектакля в гримировальную, я увидел рядом с заказной огромной корзиной какой-то маленький горшочек с одиноко торчащим цветком. К нему была приколота записка. Я узнал знакомый почерк: буквы не соединялись и были рассыпаны, как зёрна: „От Сергея Есенина“» (Шнейдер И. Встречи с Есениным: Воспоминания. 3-е доп. изд. М.: Сов. Россия, 1974, с. 141).

82. В редакцию «Рабочей газеты». Москва, 23 или 24 нояб. 1923 г.

«...в Доме Печати <...> состоялся товарищеский суд по делу поэтов Есенина, Орешина, Клычкова и Ганина <...> В самом начале суда т. Керженцев сделал краткий доклад об имеющихся в распоряжении суда обвинительных материалах. Такими материалами явились статья т. Сосновского, письмо в редакцию „Рабочей газеты“, написанное четырьмя поэтами, но не напечатанное...» (газ. «Известия ВЦИК», М., 1923, 12 дек., № 284; материал без подписи «Дело четырех поэтов»).

83. Заявление в Центральное бюро секции работников печати. Москва, до 30 нояб. 1923 г.

«В ЦБ секции работников печати поступило заявление поэтов П. Орешина, С. Клычкова, С. Есенина и А. Ганина о рассмотрении инцидента, о коем сообщалось в статье т. Сосновского в „Рабочей газете“...» (Ингулов С. К инциденту с поэтами С. Есениным и др. — Газ. «Правда», М., 1923, 30 нояб., № 272, с. 5).

84. Л. М. Клейнборту. Москва, 1923 г.

«Во время работы над 2-м томом „Очерков народной литературы“ написал два письма Есенину с просьбой прислать записи о себе. Есенин ответил, что „в кратчайший срок пришлет всё, что мне нужно“» (Л. М. Клейнборт. «Встречи. Сергей Есенин» — ГЛМ).

85. Д. И. Белову. <1923—1925>.

«В редакцию журнала пришло необычное письмо из Херсона от Владимира Борисова. Он писал, что в селе Тезино Вичугского района Ивановской области у местной жительницы Павлины Беловой хранятся пятнадцать писем Сергея Есенина, адресованные ее покойному свекру Дмитрию Белову. „Есть там и неизвестные стихи поэта“, — писал В. Борисов.

<В. Борисов узнал о существовании писем Есенина от жителя Вичуги Мельхиора Александровича Самсонова. С ним автор статьи и встретился>.

— С Беловым Павлом, сыном Дмитрия Белова, года четыре назад лежал я в больнице, — говорит Мельхиор. — Павел мне рассказал, что у него от отца сохранились пятнадцать писем Сергея Есенина. <...> Говорил, что в конце каждого письма Есенин писал стихи... Жена у Павла осталась Павлина и дочка Галя. Он говорил мне, что архив лежит на чердаке. <...> <Однако на чердаке писем Есенина не оказалось, хотя кое-какие стихи Дм. Белова, в том числе стихотворение „Сергею Есенину“, и бумаги сохранились>.

— После смерти мужа приезжали родственники, — говорит Павлина, — любили рыться, увозили бумаги с собой <...>.

— А мы еще много пожгли, — неожиданно заявляет Галя.

— Как пожгли!

— Весной начали жечь, — объясняет Белова-старшая. — Сорок лет лежали разные бумаги <...>. Правда, как печку разжигали, то всегда читали. Уж больно хорошо в них было написано. И стихи тоже были. Почитаем-почитаем, поплачем-поплачем, да и в огонь...» (Захаров В. Непрочитанные письма Есенина. — Журн. «Сельская молодежь», М., 1970, июль, № 7, с. 38—40; см. повторную сокращенную публикацию автора: Захаров В. Загадка старых писем. — Газ. «Рабочий край», Иваново, 1970, 19 авг., № 194).

86. Доверенность на имя В. И. Вольпина. Москва, 1 янв. 1924 г.

«Посылаю Вам доверенность и прошу отпустить из Вашего склада за деньги 2 книги моей сестре — Когана и Устинова о новой литературе» (из письма к В. И. Вольпину, Москва, 1 янв. 1924г.).

87. Заявление о выезде за пределы СССР. Москва, март — апр. 1924г.

«Вы <А. А. Берзинь> будете смеяться над заявлением Сергея о выезде за пределы СССР» (приписка И. Приблудного на письме Есенина А. А. Берзинь от 4 апр. 1924 г., см. т. 6 наст. изд.). До недавнего времени документ еще хранился в Центральном государственном архиве литературы и искусства СССР (ныне РГАЛИ). Об этом имеется указание одного из составителей тома писем — Е. А. Динерштейна: «Упомянутое Приблудным шуточное „заявление“ Есенина хранится в архиве поэта в ЦГАЛИ» (Есенин 5 (1968), с. 294).

88. Доверенность на имя Г. А. Бениславской. Москва, около 7 апр. 1924 г.

«Копию <договора № 4240 с Госиздатом РСФСР> получила по доверенности. Г. Бениславская» (помета рукой Бениславской на подлиннике указанного договора, подписанного 7 апр. 1924 г.; см. наст. изд., т. 7, кн. 2, с. 437).

89. Неустановленному лицу. Москва, 15 или 16 мая 1924 г.

«Внезапная смерть Ширяевца <15 мая 1924 г.> ошеломила Есенина. Узнав о ней, Есенин заметался. Бежит к одному из своих товарищей и, не застав его дома, оставляет записку: „Ширяевец умер!“» (Фомин С. Ширяевец и Есенин — Кр. нива, 1926, № 22, 30 мая, с. 21; журн. «Наше наследие», М., 1988, № III, с. 102).

90. Доверенность на имя Е. А. Есениной. Константиново, до 14 авг. 1924 г.

«Помогите ей <Екатерине> получить деньги, которые выписаны мне на субботу. Доверенность ей я прилагаю к сему письму» (из письма к А. А. Берзинь, Константиново, 14 авг. 1924 г.).

91. Е. И. и М. И. Лившиц. Москва, до начала сент. 1924 г.

«Рита Женя Дружок
одна Женя Здесь
у себя. Ну тогда
Пишет письмо в...»

Фрагмент записки Есенина (РГАЛИ, ф. 190, оп. 1, ед. хр. 98). Полный текст не сохранился. Датируется временем общения Есенина с сёстрами Лившиц в Москве.

92. Доверенность на имя Г. А. Бениславской. Тифлис, до 17 окт. 1924г.

«С книгами делайте, что хотите. Доверенность прилагаю» (из письма к Г. А. Бениславской, Тифлис, 17 окт. 1924 г.).

93. А. К. Воронскому. Тифлис, до 20 окт. 1924 г.

«Воронскому я написал, чтоб он выдал на сестер 200 рублей» (из письма к Г. А. Бениславской, Тифлис, 20 окт. 1924 г.).

Сохранился почтовый конверт с надписью рукой Есенина: «Тов. Воронскому. С. Е.» (Музей Сергея Есенина в Ташкенте, Узбекистан).

94. А. А. Берзинь. Тифлис, до 21 окт. 1924 г.

«Очень грустно, что Вы не ответили мне на письмо и телеграмму. Я Вас настоятельно просил приехать» (из письма к А. А. Берзинь, Тифлис, 21 окт. 1924 г.; текст телеграммы от 12 окт. 1924 г. известен, см. т. 6 наст. изд.).

95. В. С. Чернявскому. Тифлис, нояб. (?) 1924 г.

«...из письма его ко мне, написанного за год до смерти из Тифлиса: „Отними <...> Клюева, Блока, <...>, — что же у меня останется? Хрен да трубка, как у турецкого святого“ » (В. С. Чернявский; Восп.-95, с. 120). {«По словам К. А. Соколова, <...>, он писал это письмо в совершенно трезвое, "размышляющее“ утро. Наряду с приведенными именами еще три частных дружеских имени. В начале письма слова: "Черт знает, когда свидимся. Я уезжаю в Персию“. Остальной текст письма личного характера. Даты нет (приблизительно ноябрь 1924 г.)» - В. С. Чернявский; Восп.-95, с. 120}

96. Г. А. Бениславской. Батум, до 12 дек. 1924 г.

«Он <Сергей> сейчас в Батуме, прислал телеграмму с адресом, но моя соседка умудрилась потерять эту телеграмму», — писала Г. А. Бениславская В. Эрлиху 12 дек. 1924 г. (Письма, 343).

97. А. К. Воронскому. Тифлис — Батум, до 15 дек. 1924 г.

«Мне грустно, почему Воронский не ответил на 2 письма моих» (из письма В. В. Казину, Батум, 15 дек. 1924 г.). Возможно, об одном письме А. К. Воронскому Есенин уже упоминал в письме к Г. А. Бениславской (см. № 93).

98. Н. К. Вержбицкому. Батум, до 31 дек. 1924 г.

«Никуда не выходил целую неделю, и письмо одно к тебе истрепалось у меня в кармане» (из письма Н. К. Вержбицкому, Батум, 31 дек. 1924 г.). Упомянутая в письме от 31 дек. просьба Вержбицкого — «чтоб я дал тебе записку к Воронскому», видимо, не была выполнена.

99. В. С. Чернявскому. Тифлис — Батум, 1924 г.

«Незадолго до отъезда <31 июля 1924 г. из Ленинграда> он утром, едва проснувшись, читал мне в постели только что написанную им „Русь советскую“ <...>. Я разбудил его своим приходом <в гостиницу> в 11 часов. <...> Мы не простились с ним как следует („Так я и не увидел тебя перед отъездом“, — написал он мне через полгода)» — В. С. Чернявский; Восп.-95, с. 134. Но возможно, что Чернявский приводит фразу Есенина из упомянутого выше письма (см. № 95).

100—101. Договоры № 1069/1230 и № 1267/1428 с московской редакцией Ленгиза на издание сборников «Ржаные кони» и «Новые стихи». Москва, <1924—1925 гг.>.

«...прошу Вас зайти в Московскую редакцию Ленгиза для оформления продления срока представления рукописей по договорам» (из письма М. Я. Презента Есенину; Письма, 292).

102. Вирапу (Н. А. Вирапяну). Батум, до 24 янв. 1925 г.

«Получил твое письмо. Оно опоздало. Твоя книжка <Стр. сов.> уже вышла» (из письма Н. А. Вирапяна Есенину, 24 янв. 1925 г.; Письма, 271).

103. Г. А. Бениславской. Батум, до 9 февр. 1925 г.

«Где же письма? Одна записка — и всё» (из письма Г. А. Бениславской Есенину, 9 февр. 1925 г.; Письма, 271).

104. П. И. Чагину. Батум — Тифлис, февр. 1925 г.

«Я на тебя в обиде, что не застал тебя здесь в Москве. Ведь я же давал тебе телеграмму „поедем вместе“» (из письма к П. И. Чагину, между 3 и 7 марта 1925 г.).

105. А. Л. Миклашевской. Москва, около 24 марта 1925 г.

«Есенин прислал с поэтом Приблудным „Москву кабацкую“ с автографом <текст инскрипта с датой: „24/III 25“ см. наст. изд., т. 7, кн. 1, с. 258>.

<...> Приблудный надолго задержал книгу <...> извинялся, что присланное мне письмо он передал <С. А.> Толстой. Так я и не получила письма» (А. Л. Миклашевская; Восп.-95, с. 374).

В архиве С. А. Толстой-Есениной это письмо не обнаружено.

106. В. Ф. Наседкину. Баку, апр. 1925 г.

«В апрельском письме из Баку ко мне есть такая строчка: „Ну, ей через ногу, советская власть прекрасная!“» (В. Ф. Наседкин; Восп.-95, с. 494). Достоверно известно также, что сохранились две записки Есенина Наседкину (частное собрание, г. Москва).

107. Г. А. Бениславской. Баку, конец апр. — начало мая 1925 г.

От этого письма сохранилось лишь окончание (наст. изд., т. 6, с. 211, п.217). Судя по номеру страницы, на которой оно написано («5»), утрачены предшествующие четыре страницы письма.

108. В. И. Качалову. Баку, 20 мая 1925 г.

«Кончаю спектакль „Царя Федора“. Театральный сторож, тюрк, подает записку, лицо сердитое. В записке ничего разобрать нельзя. Безнадежные каракули