Есенин С.А. - Утраченное и ненайденное. Художественные произведения, статьи и заметки

Скачать этот текст


ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ, СТАТЬИ И ЗАМЕТКИ

1. Стихотворение «Душою юного поэта», <1910—1911>.

«...посоветуй, куда посылать стихи. Я уже их списал. Некоторые уничтожил, некоторые переправил. Так, например, в стих<отворении> „Душою юного поэта“ последнюю строфу заменил...» (из письма к Г. А. Панфилову, июнь 1911 г.).

2. Стихотворение «Зачем зовешь т. р. м.», <1911—1912>.

«...я встретился с Сардановской Анной (которой я посвятил стих<отворение> „Зачем зовешь т. р. м.“)» (из письма к Г. А. Панфилову, до 18 авг. 1912 г.).

3. Драма «Пророк», 1912—1913.

«Благослови меня, мой друг, на благородный труд. Хочу писать „Пророка“, в котором буду клеймить позором слепую, увязшую в пороках толпу» (из письма Г. А. Панфилову, авг. 1912 г.).

«Пишу много под нависшею бурею гнева к деспотизму. Начал драму „Пророк“. Читал ее у меня довольно образованный челов<ек...>. Удивляется, откуда у меня такой талант, сулит надежды на славу...» (из письма к М. П. Бальзамовой, 21 окт. 1912 г.).

«„Пророк“ мой кончен, славу Богу.
Мне надоело уж писать,
Теперь я буду понемногу
Свои ошибки разбирать.

Очень удачно я его написал в экономическом отношении (черновик — 10 листов больших, и 10 листов беловых написал), только уж очень резко я обличал пороки развратных людей мира сего» (из письма к М. П. Бальзамовой, 26 янв. 1913 г.).

4. Стихотворение «Смерть», 1912.

«Кто скажет и откроет мне,
Какую тайну в тишине
Хранят растения немые
И где следы творенья рук,
Ужели все дела святые,
Ужели всемогущий звук
Живого слова сотворил.

Из „Смерти“, начатой мною» (из письма к Г. А. Панфилову, нояб. 1912 г.).

5. Поэма «Тоска», 1913.

«Последнее время пишу поэму „Тоска“, где вывожу под героем самого себя и нещадно критикую и осмеиваю» (из письма к М. П. Бальзамовой, 1 июня 1913 г.).

6. Стихотворение «Метеор», 1913.

«Как-нибудь пришлю тебе стихотвор<ение> „Метеор“, написанное мною недавно. По отзывам других, очень хорошее, но мне не нравится» (из письма к М. П. Бальзамовой, первая половина сент. 1913 г.).

Здесь же в письме: «Печатать я свои произведения отложил со второй корректуры, т. е. они напечатаны, но не вышли в свет...».

7. Неизвестное стихотворение, <1913>.

«Я все дожидался, чтобы послать тебе вырезку из газеты со своим стихотворением, но оказывается, это еще немного продолжится» (из письма к Г. А. Панфилову, первая половина (?) сент. 1913 г.).

8. Неизвестные стихи, <1913—1914>.

«...я печатаюсь под псевдонимом „Метеор“, хотя в журнале „Мирок“ стоит „Есенин“» (из письма к М. П. Бальзамовой, февр. 1914 г.).

9. Поэма «Галки», 1914.

«В августе <1914 г.> социал-демократическая группа выпустила литературное воззвание против войны. Есенин написал небольшую поэму „Галки“, в которой отобразил ярко поражение наших войск, бегущих из Пруссии, и плач жен по убитым. Есенин был секретарем журнала <„Друг народа“> и с жаром готовил первый выпуск. Денег не было, но журнал выпустить необходимо было. <...> Есенина тяготило безденежье кружка. Он стал выказывать некоторую нервозность. Сданная в печать его поэма „Галки“ была конфискована еще в наборе» (Г. Д. Деев-Хомяковский; Восп., 1, 149).

Дата цензурного запрещения поэмы «Галки» не установлена. Однако попытки издать это произведение поэт предпринимал и позднее. Так, он предложил поэму для издания в Еж. ж. (см. книгу регистрации рукописей; поступление 12 марта 1915 г. за № 1906 — ИРЛИ, ф. 185, оп. 1, ед. хр. 1345). Поэма в журнале не была опубликована.

В июле 1916 г. Есенин вел переговоры об издании поэмы в Вологде, куда он приехал вместе с А. А. Ганиным. Об этом вспоминал вологодский старожил С. В. Клыпин: «18 июля ко мне пришли в типографию, заведующим которой я был, наш вологодский поэт Алексей Ганин и представил какого-то поэта Есенина, который хотел бы свою поэму „Галки“ напечатать в Вологде, так как в Петрограде ее не печатают. Я дал сведения о стоимости издания и как направить рукопись в цензурный комитет г. Москвы, где легче проходят рукописи, чем в Петрограде» (запись С. В. Клыпина от 23 янв. 1962 г., хранится в архиве Ю. Л. Прокушева, г. Москва).

Об этом же писал Н. Парфенов в статье «Сергей Есенин в Вологде: История одной любительской фотографии» (газ. «Красный Север», Вологда, 1965, 3 окт., № 234). Но Есенин рукопись в Вологду не прислал, и дальнейшая судьба поэмы неизвестна.

10. Стихотворение (?) «Аленушка», <1914—1915>.

«„Аленушка“ Ваша сдана в набор — пойдет, вероятно, в майской книжке; что касается аванса под эту вещь, то его выслать неудобно» (из письма Хр. Попова Есенину, 9 апр. 1915 г.; Письма, 195).

11. Стихотворение (?) «Усильник», <1914—1915>.

Указано в содержании невышедшей книги «Краса: Сборник 1-й». Пг.: Краса, 1915 (см. рекламное объявление книгоиздательства «Краса» в кн. «А. С. Пушкину. Стихотворение С. Городецкого с примечаниями», Пг.: Краса, 1915, а также наст. изд., т. 6, с. 336).

12. Произведение «Георгий», <1914—1915>.

«Прислали бы Вы нам стихов. То, что можно было пустить, пустил.

С „Георгием“ опоздал» (из письма В. С. Миролюбова Есенину, июль 1915 г.; Письма, 202).

13. Автобиографические заметки в «Опросном листе», распространявшемся библиографом Ф. Ф. Фидлером среди писателей, 1915.

«Заметки наши я случайно отдал в редакции „Нивы“, и вот сейчас по телефону узнал, что они затеряны» (из письма к Ф. Ф. Фидлеру, 10 окт. 1915 г.). Вместе со своими заметками Есенин оставил в редакции журн. «Нива» и заметки Н. А. Клюева.

14. Ответы на анкету о творчестве Л. Н. Толстого, М. Горького и В. Г. Короленко, <1915>.

«Затеяв работу о читателе из народа <...>, я разослал ряд анкет в культурно-просветительные организации, библиотеки, обслуживавшие фабрику и деревню, в кружки рабочей и крестьянской интеллигенции. Объектом моего внимания были по преимуществу Горький, Короленко, Лев Толстой, Гл. Успенский. Разумеется, я не мог не заинтересоваться, под каким углом зрения воспринимает этих авторов Есенин, и предложил ему изложить свои мысли на бумаге, что он и сделал отчасти у меня на глазах. <...> Правда, пишущим я его не видел. Все же, однако, он мне принес наконец рукопись в десять-двенадцать страниц в четвертую долю листа» (Л. М. Клейнборт; Восп., 1, 171—172).

Рукопись, которую принес Есенин критику, состояла из шести листов. На это указывает авторская пагинация на единственном сохранившемся шестом листе, где находится отзыв о писателе Г. И. Успенском (ИРЛИ, ф. Л. М. Клейнборта); см. также наст. изд., т. 5, с. 234, 528—531.

15. Стихотворные вариации на строку А. А. Блока «Наши шелесты в овсе», <1915—1916>.

Устанавливается по письму В. А. Рождественского В. Ф. Земскову от 24 окт. 1960 г. (см.: Правдина И. С. Есенин и Блок // Есенин и русская поэзия. Л., 1967, с. 120—121):

«Любопытно свидетельство В. А. Рождественского о том, что Есенин написал стихи, являющиеся вариацией особенно ему понравившейся строки из стихотворения Блока „Последнее напутствие“: „К моим стихам, посвященным А. А. Блоку (и к нему не дошедшим, потому что в те дни 1915—1916 гг. я еще и не помышлял о знакомстве с ним), С<ергей> А<лександрович> присоединил свои две строфы — в том же размере и в той же эмоциональной тональности, свидетельствующие о его восхищении поэтом. Все это уже утратила память, вспоминаю только, что было это есенинской лирической вариацией строки Блока — „наши шелесты в овсе“».

Указанная строка завершает предпоследнее пятистишие стихотворения «Последнее напутствие» (14 мая 1914 г.):

И опять — коварство, слава,
Злато, лесть, всему венец —
Человеческая глупость,
Безысходна, величава,
Бесконечна... Что ж, конец?

Нет... еще леса, поляны,
И проселки, и шоссе,
Наша русская дорога,
Наши русские туманы,
Наши шелесты в овсе...

(Блок А. Собр. соч. в 8 т.
М.; Л., 1960, т. 3, с. 273).

16. Стихотворение «Холодней, чем у сколотой проруби...» (?), <1915—1916>.

Отрывок из стихотворения — четверостишие было записано 10 февр. 1916 г. в записной книжке А. М. Вощакиной, студентки первого курса Императорского женского педагогического института. Она в своих воспоминаниях предполагала, что «скорее всего, это не экспромт, а строфа из написанного в ранние годы, но не напечатанного стихотворения» (Щербакова С. Неизвестный автограф Сергея Есенина. — Газ. «Волжская коммуна», Куйбышев, 1957, 29 сент., № 231); см. также наст. изд., т. 4, с. 272, 471—472.

17. Стихотворение «Вещий сон», <1916>.

Упоминается в воспоминаниях Ю. Д. Ломана (главка «Концерт с участием Сергея Есенина и артистический ужин»):

«После концерта отец <полковник Д. Н. Ломан> устроил для артистов ужин. За столом Ходотов, де Лазари, Сладкопевцев, Морфесси, Голосов, Рамш, Устругова, Есенин. <...> По просьбе отца Есенин несколько раз прочитал „Русь“. Сладкопевцев свои рассказы, Устругова сказывала сказки. <...>

— Сережа, — сказал отец, — прочтите „Вещий сон“, а вы, господа, внимательно послушайте. Может, и вы скоро станете санитарами.

Улыбаясь, Есенин прочел „Вещий сон“. Мне запомнилось только то, что Есенин увидел во сне Пушкина, пришедшего в Городок. „Он спросил меня через дворовый гомон, а где живет полковник Ломан?“ Есенин <услышал, как полковник сказал> Пушкину: „Чем сидеть на памятнике даром, я предложил бы вам проехать санитаром. А чем писать ваши шутки-прибаутки, вы носили бы урыльники и утки“» (см. дополнения к «Воспоминаниям крестника императрицы» Ю. Д. Ломана, помещенным в сборнике материалов программы «Храм», вып. 7. СПб., 1994 — Сборник материалов (сентябрь 1994 — июнь 1995). Вып. 9. СПб., 1996, с. 119, а также наст. изд., т. 4, с. 393).

18. Стихотворение «Об Александровской», <1916>.

Указано в списке стихотворений, составленном Есениным на обороте бланка «Представитель контрагентства Армавир-Туапсинской ж/д книжных шкафов <...> Михаил Павлович Мурашев». Стихи подбирались, скорее всего, для авторского сборника «Голубая трава» — так озаглавлен указанный список (архив М. П. Мурашева, хранится у наследников, г. Москва). Подробнее см. раздел «Рукою Есенина», № III-2 (наст. изд., т. 7, кн. 2, с. 125—131).

19. Стихотворение «Распашу...», <1916>.

Указано в другом неозаглавленном списке стихотворений на обороте того же бланка (см. № 18). В этом же списке значится еще стихотворение: «Сказочка» (возможно, неизвестное). См. также наст. изд., т. 7, кн. 2, с. 132—133.

20. Стихотворение, в котором есть слова «Ты сего<дня?>...», <1916>.

Указано в списке (под N 2), где первой (без номера) значится «Марф<а> Пос<адница>», на обороте всё того же бланка (см. № 18). См. также наст. изд., т. 7, кн. 2, с. 131—132.

21. Стихотворение «Белые скользкие тропы...», <1916—1917>.

Указано в книге регистрации рукописей, поступивших в редакцию Еж. ж.; поступление 25 февр. 1917 г. за № 4928-с (ИРЛИ, ф. 185, оп. 1, ед. хр. 1345).

22. Поэма «Триодь», 1917.

«Как Вам показались две последние поэмы Есенина? (я их Вам послал; еще не напечатаны). Есть еще и третья — „Триодь“» (из письма Иванова-Разумника Андрею Белому, 8 дек. 1917 г.; Письма, 315).

В письме речь идет об отправленных Белому поэмах Есенина «Пришествие» и «Октоих». «Триодь» — это, возможно, первоначальное название поэмы «Преображение» или поэмы «Сельский часослов». Других данных о поэме с таким названием нет.

23. Пьеса «Крестьянский пир», <1917>.

«...задумал написать пьесу. Позднее пьеса, кажется, была написана, хотя я слышал в читке самого поэта только два акта. Напечатать ее не пришлось. Есенин уничтожил ее в корректуре » (М. П. Мурашев; САЕ, с. 51) {«Видимо, "Крестьянский пир“, уничтоженный Есениным в корректуре. Набиралась вещь для альманаха "Скифы“» - М. П. Мурашев; САЕ, с. 51}.

«А знаете ли, это второе мое <после „Пугачева“> драматическое произведение. Первое — „Крестьянский пир“ — должно было появиться в сборнике „Скифы“, начали уже набирать, но я раздумался, потребовал его в гранках, как бы для просмотра, и — уничтожил. Андрей Белый до сих пор не может мне этого простить: эта пьеса ему очень нравилась, да я и сам иногда теперь жалею» (И. Н. Розанов; Восп.-95, с. 301).

24. Неизвестная статья, <1917—1918>.

«...есть у меня и неизданная статья его <Есенина> о Вас (Вы большое влияние оказали на него, Борис Николаевич, быть может, сами того не зная)» (из письма Иванова-Разумника Андрею Белому, 3 марта 1926 г.; Письма, 400).

25. Поэма «Сотворение мира», <1917—1918>.

В рекламном объявлении «Литературный отдел газеты „Знамя труда“» (рубрика «Намечено к печати»): «А. Блок. Драматическая поэма, стихи, статьи, переводы из Верлэна, Ш. Леконта и др. А. Белый. Отрывки из новой повести, серия стихов „Весенние предвестия“, статьи „Кризис сознания“, „Революционная стихия в мировой музыке“, „Священная Россия“, „Чем могут быть советы“, „О Николае Клюеве“, „О поэмах С. Есенина“ и др. А. Ганин. Стихи. П. Гайдебуров. Статьи о театре. С. Гедройц.

Стихи и рассказы. С. Есенин. Поэмы „Октоих“, „Преображение“, „Инокия“ <„Инония“>, отрывки из поэмы „Сотворение мира“». (газ. «Знамя труда». М., 1918, 7 апр., № 174).

26. Стихи на темы «Поэтических воззрений славян на природу» А. Н. Афанасьева, <1919 (?) — 1920 (?)>.

По свидетельству Е. Ф. Никитиной (середина 1920-х годов), в ее архиве в то время хранились «бумаги поэта, из которых видно, что Есенин делал всякого рода выборки из афанасьевского текста и тут же переделывал их в стихи...» (указано Б. В. Нейманом: сб. «Художественный фольклор», М., 1929, [вып.] 4/5, с. 212).

27. Речь на «Литературном суде над современной поэзией» (Москва, Политехнический музей), до 16 нояб. 1920 г.

По свидетельству И. В. Грузинова, к этому мероприятию Есенин «приготовил обвинительную речь и читал ее по бумажке звонким высоким тенором» (Восп., 1, 368). Афишу этого литературного вечера и коммент. к ней см. наст. изд., т. 7, кн. 2, с. 551 и 594—596.

28. Драматический отрывок с сюжетом из эпохи Ивана IV, <1920>.

«Есенин читает драматический отрывок. Действующие лица: Иван IV, митрополит Филипп, монахи и, кажется, опричники. Диалоги Ивана IV и Филиппа. Зарисовка фигур Ивана IV и Филиппа близка к характеристике, сделанной Карамзиным в его „Истории государства Российского“. Иван IV и Филипп, если мне не изменяет память, говорят пятистопным ямбом. Два других действующих лица, кажется, монахи, в диалогах описывают тихую лунную ночь. Их речи полны тончайшего лиризма: Есенин из „Радуницы“ и „Голубени“ изъясняется из них обоих» (Восп., 1, 352).

И. В. Грузинов, приведший этот факт, в дальнейшем изложении задает вопрос: «...сохранился ли этот драматический опыт Есенина?» (там же).

29. Поэма «Пугачев» (ранняя редакция 6-й главы под заглавием «Лунный парус над саратовской крепостной стеной»), <1921>.

В сохранившейся машинописи текста отсутствует (вырезано ножницами) около 70 строк (РГАЛИ, ф. К. Л. Зелинского).

30. Ответы на вопросы в анкете о любви, <1922 (?) — 1923 (?)>:

«В ближайшее время состоится вечер гостящей сейчас в Ницце известной поэтессы С. Аничковой (баронессы Таубе). Баронесса прочтет неопубликованную доселе анкету о любви с ответами Сергея Есенина, Вербицкой, П. П. Гнедича, Арцыбашева и др. известных писателей» ([Б. п.]. Хроника. — Газ. «Вестник Ривьеры», Ницца, 1930, 18 мая, № 8).

31. Тезисы слова «О мерзости и прочем в литературе. Вызов не попутчикам», <март 1924 г.>.

«Посылаю Вам незначительную часть вырезок и краткие тезисы слова. <...> Тезисы пусть будут зарегистрированы. Но на афишу их не надо» (из письма к Е. Д. Иоффе, 30 марта 1924 г.).

Слово Есенин сказал на вечере в Зале Лассаля (Ленинград) 14 апр. 1924 г. перед чтением своих стихов.

32. Стихотворение памяти Ширяевца, 1924.

«Вскоре после смерти Ширяевца я сидел с Есениным в одном из московских ресторанов. С нами был еще поэт В. Казин. Есенин был печален. Говорил о своей болезни. <...> Потом неожиданно он стал читать на память мое стихотворение „Мои похороны“ <...>. Затем Есенин прочитал два варианта стихотворения на смерть Ширяевца» (В. Т. Кириллов; Восп.-95, с. 171—172).

Известен только один вариант этого стихотворения с первой строкой «Мы теперь уходим понемногу...» (см. наст. изд., т. 1, с. 201—202, 350—353, 618—620).

33. Поэма «Гуляй-поле», <1924>.

«1924. Лето. Угол Тверской и Триумфальной-Садовой. Пивная. <...> Сидим втроем за парой пива, в углу, у окна: Есенин, А. М. Сахаров, я. Есенин читает новую поэму „Гуляй-поле“. Тема поэмы: Россия в гражданскую войну. Есенин читает долго, поэма была почти вся сделана, оставалось обработать некоторые детали. Есенин утверждал, что через несколько дней поэма будет готова полностью» (И. В. Грузинов; Восп., 1, 356). В рукописи Грузинова есть продолжение: «Не знаю, была ли записана Сергеем эта поэма. После я не видал ее ни в рукописи, ни в печати, если не считать маленьких отрывков, появившихся в журналах» (Восп., 1, 497).

Отрывки из поэмы «Гуляй-поле» и коммент. к ним см. наст. изд., т. 2, с. 143—147; 183—192, 242, 248—254 и с. 439—449.

34. Стихотворный экспромт, 21 дек. 1924 г.

«В клубе Батумской почты и телеграфа в воскресенье 21 декабря 1924 года был банкет по случаю выхода 1000-го номера газеты „Пухара“ („Бедняк“), на него пришел Есенин, его приветствовали, ответное слово завершилось стихотворным экспромтом» (П. Лория; наст. изд., т. 4, с. 512).

35. Стихотворение «Что за ночь! Что за вьюга...», <конец 1924>.

Список черновиков (рукописей) Есенина (см.: Есенина (Наседкина) Н. В. Новые документы: Из архива Е. А. Есениной. —

Журн. «Чудеса и приключения». М., 1998, № 5, с. 39).

Стихотворение датируется по зачеркнутой надписи на одной из двух страниц — «„Шаганэ, ты моя Шаганэ...“, 19/XII-24 г.». Скорее всего, было написано в Батуми в конце дек. 1924 г., когда над этим субтропическим регионом разразилась снежная буря.

36. Экспромты в стихах, 5 мая 1925 г.

«Пятого мая 1925 года в клубе нефтяников (потом АзНТО) „Азнефть“ отмечала День печати. На вечере был Есенин. Он был в ударе и всю ночь читал экспромтом стихи. И как жаль, что никто их не записал!..» (Е. А. Гурвич; газ. «Баку», 1965, 2 окт., № 233; см. также наст. изд., т. 4, с. 512).

37. Стихотворение «Буря воет, буря злится...» и еще несколько стихотворений с зарисовками зимних пейзажей, написанные 17—20 дек. 1925 г. в клинике.

Сохранившиеся строки этого стихотворения и коммент. к нему см. наст. изд., т. 4, с. 282 и с. 479, а также т. 7, кн. 2, с. 25—26 и 43.