Есенин С.А. - Ус

Скачать этот текст


	Не белы снега по-над Доном
	Заметали степь синим звоном.
	Под крутой горой, что ль под тыном,
	Расставалась мать с верным сыном.
	
	"Ты прощай, мой сын, прощай, чадо,
	Знать, пришла пора, ехать надо!
	Захирел наш дол по-над Доном,
	Под пятой Москвы, под полоном".
	
	То не водный звон за путиной -
	Бьет копытом конь под осиной.
	Под красневу дремь, под сугредок
	Отвечал ей сын напоследок:
	
	"Ты не стой, не плачь на дорогу,
	Зажигай свечу, молись богу.
	Соберу я Дон, вскручу вихорь,
	Полоню царя, сниму лихо".
	
	Не река в бугор била пеной -
	Вынимал он нож с подколена,
	Отрезал с губы ус чернявый,
	Говорил слова над дубравой:
	
	"Уж ты, мать моя, голубица,
	Сбереги ты ус на божнице;
	Окропи его красным звоном,
	Положи его под икону!"
	
	Гикал-ухал он под туманом,
	Подымалась пыль за курганом.
	А она в ответ, как не рада:
	"Уж ты сын ли мой, мое чадо!"
	
	   *
	
	На крутой горе, под Калугой,
	Повенчался Ус с синей вьюгой.
	Лежит он на снегу под елью,
	С весела-разгула, с похмелья.
	
	Перед ним все знать да бояры,
	В руках золотые чары.
	"Не гнушайся ты, Ус, не злобуй,
	Подымись, хоть пригубь, попробуй!
	
	Нацедили мы вин красносоких
	Из грудей из твоих из высоких.
	Как пьяна с них твоя супруга,
	Белокосая девица-вьюга!"
	
	Молчит Ус, не кинет взгляда, -
	Ничего ему от земли не надо.
	О другой он земле гадает,
	О других небесах вздыхает...
	
	   *
	
	Заждалася сына дряхлая вдовица,
	День и ночь горюя, сидя под божницей.
	Вот прошло-проплыло уж второе лето,
	Снова снег на поле, а его все нету.
	
	Подошла, взглянула в мутное окошко...
	"Не одна ты в поле катишься, дорожка!"
	Свищет сокол-ветер, бредит тихим Доном.
	"Хорошо б прижаться к золотым иконам..."
	
	Села и прижалась, смотрит кротко-кротко...
	"На кого ж похож ты, светлоглазый отрок?..
	А! - сверкнули слезы над увядшим усом. -
	Это ты, о сын мой, смотришь Иисусом!"
	
	Радостью светит она из угла.
	Песню запела и гребень взяла.
	Лик ее старческий ласков и строг.
	Встанет, присядет за печь, на порог.
	
	Вечер морозный, как волк, темно-бур...
	Кличет цыплят и нахохленных кур:
	"Цыпушки-цыпы, свет-петушок!.."
	Крепок в руке роговой гребешок.
	
	Стала, уставилась лбом в темноту,
	Чешет волосья младенцу Христу.
	
	1914
	

Примечания

  1. Ус (с. 22).- Газ. «Дело народа», Пг., 1917, 30 апреля, № 37; Ск-2, с. 19-21; Кр. звон, с. 33-35; Г18; Г20; Рж. к.; Грж.

    Беловой автограф поэмы (РГАЛИ, ф. С.Д.Мстиславского) имеет помету рукой неустановленного лица: «Варвара Николаевна! Перестукайте на машинке!» Адресат пометы - В.Н.Иванова, жена Иванова-Разумника, участвовавшая в подготовке к печати Ск-2 как технический сотрудник (материалы об этом см.: ИРЛИ, ф. Р.В.Иванова-Разумника). Скорее всего, «Ус» был опубликован в Ск-2 по описываемому автографу, что подтверждается также следующим: ст. 38 в Ск-2 - такая же, как в этой рукописи (в остальных источниках текста - всех без исключения, в том числе и в наб. экз.- ст. 38 читается по-другому).

    В Гн имеется также вырезка из «Дела народа» с текстом поэмы и авторской правкой опечаток в нем. Сохранился, кроме того, авторизованный список 1919 г., выполненный рукой неустановленного лица с этого правленого печатного текста (сб. революционных поэм «Вече», РГАЛИ).

    Печатается по наб. экз. (вырезка из Грж.) с исправлением в ст. 57 («радостью» вместо «радостно») по всем другим источникам.

    Датируется по наб. экз. (та же дата проставлена в Ск-2 и Рж. к.).

    Ст. 45-56 поэмы имеют отчетливые тематические взаимосвязи со стихотворением Есенина «Молитва матери», написанным на военную тему и опубликованным впервые в октябре 1914 г. Кроме того, эти строки «Уса» и «Молитва матери» имеют одинаковую метрику. Возможно, «Молитва матери» - своего рода прообраз указанных строк «Уса» (так же, как стихотворение «Богатырский посвист» для третьей главки «Руси»: см. комментарий на с. 289).

    В.А.Вдовин выдвинул предположение, что название неизвестного произведения Есенина «Усильник», предполагавшегося к публикации в первом сборнике «Краса» (проект издания возник весной 1915 года; книга в свет не вышла), относится к поэме «Ус» или ее варианту (журн. «Научные доклады высшей школы: Филологические науки», М., 1968, № 5, с. 67 (примеч. 3), 74-75).

    Сравнительно с другими ранними сочинениями Есенина этого жанра, поэма «Ус» имела меньшее количество откликов. Когда вышел в свет Кр. звон, К.Н.Боженко отозвался об «Усе» одним снисходительным словом «недурно» (журн. «Жизнь для всех», М., 1918, № 2-3, февраль-март, стб. 294). Н.Л.Янчевский обнаружил в поэме «подделку под народ»: «...не из словаря ли Даля извлек С.Есенин, перешагнувший грань, отделяющую оригинальность от оригинальничанья, замысловатые словечки вроде: „краснёва дремь“, „сугредок“, „путина“ и т.п.?» (журн. «Вестник шанявцев», М., 1918, № 5, 29 апреля, с. 126). Впрочем, семь лет спустя, говоря о тех же строках «Уса», В.А.Красильников отнесся к ним уже иначе: «...он <Есенин> ввел в законное стиховое употребление много неизвестных деревенских провинциализмов, и часто они так остро поставлены (например, на рифме), что неосведомленному читателю просто хочется считать их словообразованиями поэта» (ПиР, 1925, № 7, октябрь-ноябрь, с. 117).

    В сентябре 1919 г. Н.А.Клюев, живший тогда в Вытегре, опубликовал в местной газете подборку стихотворных произведений нескольких авторов под общей «шапкой» - «Поэты Великой Русской Революции». Открывала эту подборку поэма «Ус», которой Н.А.Клюев предпослал такую характеристику Есенина:

    «Поэт-юноша. Вошел в русскую литературу, как равный великим художникам слова. Лучшие соки отдала Рязанская земля, чтобы родить певущий лик Есенина.

    Огненная рука революции сплела ему венок славы, как своему певцу.

    Слава русскому народу, душа которого не перестает источать чудеса даже средь великих бедствий, праведных ран и потерь!» (газ. «Звезда Вытегры», 1919, 7 сентября, № 62, без подписи; вырезка - Тетр. ГЛМ).

    В.Л.Львов-Рогачевский тоже трактовал «Ус» (и «Марфу Посадницу») в революционном духе: «Эти немногие революционные стихотворения С.Есенина были отмечены печатью большого, оригинального дарования. И во всех этих красных поэмах и песнях была одна характерная для поэта-крестьянина черта: его Марфа Новгородская переписывается с Богом, московский царь продает душу Антихристу <...> , донской казак Ус „смотрит Исусом...“ Певцу революции хочется слить пасхальный звон храмов с красным звоном революции <...> , повенчать религиозное с революционным» (Львов-Рогачевский В. «Поэзия новой России: Поэты полей и городских окраин», М., 1919, с. 57; выделено автором). В.В.Сиповский, однако, усмотрел в «Усе» нечто другое: «Казак отправился в поход сражаться за казацкую волю и, сидя на коне, „смотрел Исусом“ - и был убит. Это убийство Христа революцией характерно для Есенина» (Сиповский В. «Поэзия народа: Пролетарская и крестьянская лирика наших дней», Пг., 1923, с. 116).

    Высказывание о поэме собственно филологического характера принадлежит В.А.Красильникову: он назвал начальные четыре строки «Уса» «лучшим примером» «параллелизмов, так характерных для народной поэзии», (ПиР, 1925, № 7, октябрь-ноябрь, с. 123-124).

    Можно предположить, что прототипом героя поэмы послужил реальный исторический деятель - донской атаман Василий Родионович Ус, предшественник и сподвижник Степана Разина.

  2. Краснёвый (краснётый) - красноватый.

Варианты

Беловой автограф (РГАЛИ, ф. С.Д.Мстиславского):

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
5
«Уж ты сын ли мой, мое чадо
55 I
II
- «А! - блеснули слезы над увядшим усом
как в тексте.

Беловой автограф (РГАЛИ, ф. С.Д.Мстиславского); Ск-2:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
38 Из грудей из твоих высоких.

Рж. к. - произведение разделено на части порядковыми номерами; перед ст. 1, 29, 45 и 57 соответственно стоят цифры 1, 2, 3, 4.