Есенин С.А. - Иорданская голубица

Скачать этот текст


		1
	
	Земля моя златая!
	Осенний светлый храм!
	Гусей крикливых стая
	Несется к облакам.
	
	То душ преображенных
	Несчислимая рать,
	С озер поднявшись сонных,
	Летит в небесный сад.
	
	А впереди их лебедь.
	В глазах, как роща, грусть.
	Не ты ль так плачешь в небе,
	Отчалившая Русь?
	
	Лети, лети, не бейся,
	Всему есть час и брег.
	Ветра стекают в песню,
	А песня канет в век.
	
		2
	
	  Небо - как колокол,
	  Месяц - язык,
	  Мать моя - родина,
	  Я - большевик.
	
	  Ради вселенского
	  Братства людей
	  Радуюся песней я
	  Смерти твоей.
	
	  Крепкий и сильный,
	  На гибель твою
	  В колокол синий
	  Я месяцем бью.
	
	  Братья-миряне,
	  Вам моя песнь.
	  Слышу в тумане я
	  Светлую весть.
	
		3
	
	Вот она, вот голубица,
	Севшая ветру на длань.
	Снова зарею клубится
	Мой луговой Иордань.
	
	Славлю тебя, голубая,
	Звездами вбитая высь.
	Снова до отчего рая
	Руки мои поднялись.
	
	Вижу вас, злачные нивы,
	С стадом буланых коней.
	С дудкой пастушеской в ивах
	Бродит апостол Андрей.
	
	И, полная боли и гнева,
	Там, на окрайне села,
	Мати пречистая дева
	Розгой стегает осла.
	
		4
	
	Братья мои, люди, люди!
	Все мы, все когда-нибудь
	В тех благих селеньях будем,
	Где протоптан Млечный Путь.
	
	Не жалейте же ушедших,
	Уходящих каждый час, -
	Там на ландышах расцветших
	Лучше, чем в полях у нас.
	
	Страж любви - судьба-мздоимец
	Счастье пестует не век.
	Кто сегодня был любимец -
	Завтра нищий человек.
	
		5
	
	О новый, новый, новый,
	Прорезавший тучи день!
	Отроком солнцеголовым
	Сядь ты ко мне под плетень.
	
	Дай мне твои волосья
	Гребнем луны расчесать.
	Этим обычаем гостя
	Мы научились встречать.
	
	Древняя тень Маврикии
	Родственна нашим холмам,
	Дождиком в нивы златые
	Нас посетил Авраам.
	
	Сядь ты ко мне на крылечко,
	Тихо склонись ко плечу.
	Синюю звездочку свечкой
	Я пред тобой засвечу.
	
	Буду тебе я молиться,
	Славить твою Иордань...
	Вот она, вот голубица,
	Севшая ветру на длань.
	
	20-23 июня 1918.
	Константиново
	
	

Примечания

  1. Иорданская голубица (с. 57).- Газ. «Известия Рязанского губернского совета рабочих и крестьянских депутатов», 1918, 18 августа, № 170; газ. «Известия ВЦИК», М., 1918, 22 августа, № 180 (Лит. прил. № 1); Сел. час. В другие авторские сборники отдельные части «Иорданской голубицы» включались также как самостоятельные произведения: в П18 и П21 - части первая, третья и пятая; в Тел. и Рус.- части первая, третья, четвертая и пятая; в ОРиР - часть вторая.

    Черновой автограф (ИМЛИ) охарактеризован в разделе «Варианты» наст. тома (с. 213-222). Беловой автограф РГАЛИ являлся первоисточником публикации «Иорданской голубицы» в «Известиях ВЦИК». Исходный текст произведения был исполнен целиком (черными чернилами). Затем из него была вырезана вторая часть; эта вырезка не сохранилась - скорее всего, вначале она была заменена написанным автором на отдельном листе (карандашом) текстом стихотворения «О Матерь Божия...» (см. его окончательную редакцию в т. 1 наст. изд.). Потом этот текст был Есениным перечеркнут, и на обороте того же листа он восстановил (также карандашом) вторую часть «Иорданской голубицы». Далее - уже другими людьми - были проведены: а) правка рукописи (замена слова «несчислимая» в ст.6 на «нечислимая», изъятие ст.21-28, расстановка знаков препинания); б) последующая перепечатка частей «Небо - как колокол...» и «О Матерь Божия...» на машинке и правка машинописи; в) композиционные изменения в произведении (внесение текста «О Матерь Божия...» как отдельной части «Иорданской голубицы» между авторскими второй и третьей частями и соответствующая перенумерация остальных). В таком исправленном виде поэма появилась в «Известиях ВЦИК». Однако через несколько месяцев вышел в свет Сел. час., где «Иорданская голубица» была напечатана вновь. В этом сборнике все описанные выше под пунктами а), б) и в) операции с авторским текстом поэмы - кроме расстановки знаков препинания (впрочем, в Сел. час. она была сделана по-иному),- были Есениным отменены. Скорее всего, отмеченные изменения были сделаны сотрудниками «Известий ВЦИК» (на заключительном этапе редакционной подготовки «Иорданской голубицы» к печати) без участия поэта.

    Сохранился также - в составе макета неизданного сборника 1919 г. «Вече (революционные поэмы)» - авторизованный список произведения рукой неустановленного лица, сделанный по Сел. час. (РГАЛИ). Кроме того, имеется экземпляр П18 (он описан на с. 324-325), где в ст.6 Есениным исправлена опечатка (в слове «неисчислимая» вычеркнута первая из букв «и»).

    Печатается по наб. экз. (вырезка из Сел. час.) с изменением пунктуации в ст.19 по другим источникам: подробнее см. об этом работу В.А.Вдовина «Если обратиться к первоисточнику... Страницы творческой биографии С.Есенина» (сб. «В мире Есенина», М., 1986, с. 597-601). В «Известиях Рязанского губернского совета рабочих и крестьянских депутатов» дата: «1918 г., июль». Датируется по Сел. час., где под текстом поэмы значится: «Июнь, 1918, 20-23. Константиново».

    Первые отклики на «Иорданскую голубицу» появились вскоре после ее обнародования в «Известиях ВЦИК». Н.Юрский отозвался о содержании и композиции поэмы следующим образом: «Прочтете вы это произведение, разделенное на VI частей, и не поймете - что, собственно, хотел сказать автор.

    Прочтете второй раз и заглавие, и содержание - и... опять ничего не поймете.

    Автор назвал свое произведение „Иорданскою голубицею“ неведомо почему: содержание произведения не проливает на этот вопрос никакого ответа. Может, автор иносказательно старался пояснить, что для прочтения его произведения надо запастись голубиной кротостью,- все возможно.

    В этом произведении имеется все: и гуси, и лебедь, впереди их летящий и имеющий „в глазах, как роща (!!) грусть“, и „месяц - язык“ (черным по белому значится!), и „нивы“, и „апостол Андрей“, и „Мати Пречистая Дева, стегающая розгой осла“ (есть, между прочим, существа, более заслуживающие эту меру воздействия), и много кой-чего другого, всего и не перечислишь.

    И вот эту массу предметов и образов предстояло связать в нечто целое. Сергей Есенин попытался это сделать, и в результате - „в огороде бузина, а в Киеве дядька“» (журн. «Вестник путей сообщения», М., 1918, № 14/15, с. 37).

    П.И.Лебедев-Полянский писал: «Есенин уходит прямо в лагерь реакции. Он без всяких оговорок, вместе с церковным клиром, на радость всей черной и белой братии, уверяет, что на том свете куда лучше, чем здесь на земле.

    Вы, читатель, не верите? Хорошо,- так прочтите, но, пожалуйста, спокойно, вот эти строчки <первые две строфы четвертой главки поэмы>.

    - Но это же недопустимо!

    Мы вполне согласны с вами, читатель, но будем сохранять спокойствие...» (журн. «Пролетарская культура», М., 1918, № 4, сентябрь, с. 37; подпись: В.Г-ъ).

    Другой пролеткультовец (П.К.Бессалько) высказался в том же духе: «Неприятно поражает стихотворение Есенина «Иорданская голубица», где поэт, называя себя большевиком, говорит нам о борцах, убитых на своем посту <приведена вторая строфа четвертой главки произведения>.

    Черт возьми, да ведь такое стихотворение понижает нашу волю к победе! Зачем нам бороться за социализм, когда там на небе лучше, чем на земле у нас?» (журн. «Грядущее», Пг., 1918, № 7, октябрь, с. 14).

    Предметом подавляющего большинства последующих прижизненных критических оценок, разнообразных по содержанию и тону, стала начальная строфа второй главки. Так, С.В.Евгенов иронизировал: «„Отрок с полей коловратых“ Есенин громко „возопил“: „Мать моя родина, я - большевик“ - и перепорхнул в литературное приложение „Известий ЦИКа“, а оттуда и в пролетарские издания» (журн. «Грядущая культура», Тамбов, 1919, № 3, январь, с. 16; подпись: С.Клубень). Напротив, П.В.Пятницкий, процитировав указанную строфу, писал: «Из этого можно заключить, что поэт считает себя певцом революционной современности» (газ. «Известия Петроградского Совета рабочих и красноармейских депутатов». 1920, 24 мая, № 111; подпись: Кий), а П.С.Когану она же дала повод для обобщений: «Революция для крестьянства скорее возврат к естественным формам жизни, чем потрясение основ.

    <...> Революция близка ему <Есенину> по необъятности трудовых задач, поставленных ею, потому что ей не войти теперь в берега, пока она не довершит до конца начатого и не перестроит весь мир, ибо на меньшем она не помирится. И сочувствие Есенина прежде всего к беспредельности ее цели. Здесь жертва - не отречение, не аскетизм, а радостное чувство, естественная игра сил» (Кр. новь., 1922, № 3, май-июнь, с. 258-259; вырезка - Тетр. ГЛМ).

    В нескольких более поздних отзывах декларация поэта была поставлена под сомнение. Г.Ф.Устинов писал: «У Есенина большевизм ненастоящий. „Мать моя родина, я - большевик“ - это звучит для подлинного большевика фальшиво, а в устах Есенина как извинение,- извинение все перед той же дедовской Россией» (в его книге «Литература наших дней», М., 1923, с. 54). См. также высказывания А.П.Селивановского (журн. «Забой», Артемовск, 1925, № 7, апрель, с. 15) и И.С.Герасимова (газ. «Вятская правда», 1925, 26 ноября, № 271; вырезка - Тетр. ГЛМ).

    Божью“... У Есенина тоже голубая душа, да и сам он весь голубой, пришедший приголубить все живое, он в колокол синий месяцем бьет и славит голубую звездами вбитую высь...» (Львов-Рогачевский В. «Новейшая русская литература». 2-е изд., испр. и доп., М. (обл.: М.-Л.), 1924, с. 317-318; выделено автором).

    Иорданская голубица.- Один из источников этого образа - в Новом Завете: когда Иисус был крещен Иоанном в реке Иордан и вышел из воды, то «увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и испускался на Него» (Мф. III, 16). Ср. также определенную параллель первой строфы третьей главки поэмы со строчками «Снова голубь Иорданский / / Над землею воспарил» из «Поддонного псалма» Н.А.Клюева - сочинения, к которому не раз обращался Есенин на рубеже 1917-1918 годов (см. его письмо Иванову-Разумнику конца декабря 1917 г. и статью «Отчее слово», <1918>). Впрочем, употребленное здесь Есениным слово «голубица» (вместо «голубь») несет дополнительную смысловую нагрузку - ведь в одном из народных поверий «называют голубицею» (Аф. III, 222) человеческую душу. В свете этого заглавие «Иорданская голубица» вполне соответствует содержанию произведения: в целом оно безусловно навеяно мифопоэтическими представлениями о посмертной судьбе тех человеческих душ, которые переселяются в рай или, говоря словами поэмы, в «благие селенья» (см. последующий комментарий).

  2. Гусей <...> стая / / <...> / / То душ преображенных / / <...> рать.- Ср.: «...душа, по мнению наших предков, излетала из человеческого тела птичкою, мотыльком или другим крылатым насекомым, и в этом виде возносилась в царство блаженных. Под влиянием такого воззрения, в <...> отлете птиц осенью стали усматривать удаление душ в небесные области...» (Аф. III, 292).

  3. Летит в небесный сад. / / А впереди их лебедь...- Ср.: «...тени усопших ищут вечно цветущих лугов и вечнозеленого сада, но достигают туда только одни добродетельные.

    Этот небесный сад (рай) преисполнен роскошными цветами и плодами...» (Аф. III, 257); «предания представляют аиста, лебедя <...> проводниками усопших» в рай (Аф. III, 293).

  4. Звездами вбитая высь.- Ср.: «Греко-римское представление звезд блестящими головками гвоздей, вбитых в кристальный свод неба, <...> подтверждается и нашими сказками...» (Аф. I, 281). Б.В.Нейман усмотрел параллель между этими словами и загадкой «Сито-Вито гвоздями убито» (сб. «Художественный фольклор», М., 1929, [вып.] 4/5, с. 206).

  5. Вижу вас, злачные нивы, / / С стадом буланых коней. / / С дудкой пастушеской в ивах / / Бродит апостол Андрей.- Наблюдение А.М.Авраамова (в его кн. «Воплощение. Есенин - Мариенгоф», М., 1921, с. 24), что в данном случае апостол Андрей является метафорическим олицетворением месяца, соответствует сказанному в «Поэтических воззрениях...»: «...здесь <в загадке: «Поле не меряно, овцы не считаны, пастух рогатый»> дается ему <месяцу> человеческий образ, <...> он является <...> пастухом, который пасет небесное стадо. Стадо это - бесчисленные звезды...» (Аф. I, 692). Апостол Андрей - один из двух учеников Иоанна Крестителя, последовавших за Иисусом (Иоан. I, 40); по преданию, проповедовал и в России.

  6. Все мы... / / В тех благих селеньях будем, / / Где протоптан Млечный Путь.- Ср.: «Когда человек умирает, душе его предстоит далекое и многотрудное странствование, чтобы достигнуть светлого неба и водвориться там в блаженных селениях...» (Аф. III, 279); «Млечный путь и мост-радуга в поэтических сказаниях индоевропейских народов представлялись священными дорогами, <которыми> <...> следовали души усопших, устремляясь в пресветлый рай» (Аф. III, 282). Употребленное Есениным слово «протоптан» также имеется на одной из страниц «Поэтических воззрений...», соседствующих с цитированными (Аф. III, 280).

  7. Древняя тень Маврикии.- Речь идет о дубраве Мамре; подробнее см. выше в комментарии к «Октоиху» (с. 316-317).

  8. Дождиком в нивы златые / / Нас посетил Авраам.- Вероятно, здесь Авраам выступает по воле автора не только как библейский персонаж, живший у дубравы Мамре (см. Быт., гл. XII-XXV), но и как водорожденный бог древних (о нем подробнее в комментарии к «Преображению», с. 331, 333).

Варианты

Черновой автограф (ИМЛИ):

{Листы автографа обгорели по краям во время пожара 1929 года в Константинове. Утраченные части слов по возможности восстановлены (обозначены угловыми скобками)}

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
Эпиграф Прощай, проща<й,>
Прощай, масля<ница.>

За эпиграфом следует черновой набросок текста с первой строкой «И небо и земля все те же...», тут же зачеркнутый автором. Впоследствии этот текст публиковался как отдельное произведение (см. это стихотворение и варианты к нему в т. 4 наст. изд.). Далее на том же листе начинается черновик второй главки «Иорданской голубицы» (нумерация авторская).
Черновик главки «Земля моя, златая...», впоследствии ставшей в поэме первой, был исполнен на другом листе (после главки «Вот она, вот голубица...», ставшей в итоге третьей). Он начинается со следующих черновых набросков:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
[Русь моя имя твое]
[Как покойницы]
[Даже коровы в лугу]
[шерстью]
[теряют]
[О отче]
[Здравствуй]
[В]
[Ныне]
[мя] [позови]
[О] [Русь моя белая]
Раненый в об - конец строки утрачен.
[<Л>ебедица родин<а>]
[Златистыми]

Затем следует:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
1-4 I О Русь моя златая,
То осень на дворе
  II Земля моя златая,
Не осень на дворе
  III Земля моя златая,
Уж осень на дворе.
Зари вол<шебной?>
  IV Земля моя златая,
На голубом одре
Заря лежит больная
  V Земля моя златая,
Осенний светлый храм.
Гусей крикливых стая
Крылами
  VI как в тексте.
5-8 I Несут они на крыльях
Усопший твой
  II Несут они на крыльях
Твой отгрустивший лик
  III Несут они на крыльях
Рабу
  IV Несут они на крыльях
Представленную
  V Несут они на крыльях
Усоп<шую? ших?>
  VI Несут они на крыльях
Твоих усопших раб,
И звезды кружат пылью
От их румяных лап.

VII Несут они на крыльях
Твоих усопших чад.
И липнут звезды пылью
  VIII Несут они на крыльях,
Стряхая с неба пыль

Затем автор перечеркнул эти наброски и начал работу над второй строфой на другом листе:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
5-8 I <И> праотцам селений
Я лил <?>
  II Летят они в обитель,
Где
  III Летят они в обитель
Нездешних рощ и нив
  IV Летят они в обитель,
Где вечно зреет рожь
  V Летят они в обитель,
Где вечный зелен луг
И в копьях, как воитель,
Гуляет отрок <-внук.>
  VI Летят они в обитель
Где вечный зелен луг
И
  VII Летят они в обитель,
Где вечный зелен луг.
Пантелеймон-целитель
  VIII Летят они в обитель,
Где рощ зеленый звон
  IX Летят они в обитель,
Где ждет их с
  X Летят они к долинам
Отеческих садов.
Там


XI
Летят они к долинам
Отеческих садов,
Где со пречистым сыном
Пасет мой дед коров.
  XII Летят они к равнинам
Отеческих долин
  XIII То душ преображен<ных>
Несчислимая р<ать,>
С озер подн<явшись сонных,>
Летит <в небесный сад.>
11 I Не ты ли, ты ли
  II Не ты ли с ними в
  III Не ты ль, не ты ль
  IV как в тексте.
12 I С крылом подбитым Русь?
  II Отжившая мне Русь?
  III Поднявш<аяся Русь?>
  IV как в тексте.
14-16 I Всему есть час и срок.
Ветра стекают в песню,
А песня
  II Всему есть час и срок.
Ветра стекают в песню
И лунны<й>
  III Всему есть час и срок.
Ветра стекают в песню
О лунны<й>
  IV Всему есть час и срок.
Ветра стекают в песню,
А белый снег в
  V Всему есть час и срок.
Ветра стекают в песню,
И снег

VI Всему есть час и срок.
Ветра стекают в песню,
Снега
  VII Всему есть час и срок.
Ветра стекают в песню,
А сн<ег?>
  VIII Всему есть час и срок.
Ветра стекают в песню,
Снега стекут в цветок.
  IX как в тексте.
17-20 I Крепче напряг<ся?>
  II Мать моя родина
Я большевик
Небо [ты] я темное
Взял за язык
  III Небо я темное
Взял за язык
Мать моя родина
Я большевик
  IV как в тексте.
{Исполнен на другом листе. Взят в рамку, ниже рамки - подпись: Сергей Есен<ин>}
21 I Сно<ва> мне те<?>
  II <Сл>ушай
  III Видишь трезвоню
  IV Ты ли обидишь
  V Ты
  VI С радостью
  VII как в тексте.
25-28 I Радуюсь вихорю
  II В колокол синий
Звоню

III В колокол синий
Я месяцем бью,
Крепкий и сильный,
В незримом
  IV В колокол синий
Я месяцем бью,
Крепкий и сильный,
Под гибель твою.
  V В колокол синий
Я месяцем бью,
Крепкий и сильный,
На гибель твою.
  VI как в тексте.

Рядом с черновиком ст. 25-28 было вписано, а затем зачеркнуто:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
Отзвук забытый
Будя средь полей,
Тянут ракиты
Руки ветвей.
Снится им, снится
В свете ночно<м,>
Что они пти<цы,>
Машут к<рылом.>
29 I Гибни
  II Братья миря<не>
30-32   утрачено.
33 I <В>от она вот она в<от>
  II <В>от она вот голу<бица>
35 I В небе зарею клуби<тся>
  II Новой зарею клуби<тся>
36 I Мой гол<убой?> Иордань
  II Мой ледяной Иордань
  III Мой аржаной Иордань

IV Мой листвяной Иордань
37-38 I Где ты
  II На избавление напасти
От
  III Во избавленье напасти
Вырезал
  IV как в тексте.
41 I Вижу я старицу в
  II Вижу тебя, Магд<алина>
  III Вижу вас, праотцы рощей
  IV Вижу вас, млечные нивы
  V как в тексте.
42 I Млечны<х>
  II С стадом златистых овец
  III С стадом златистых коней
  IV С стадом златых кобылиц
  V С стадом златистых коней
  VI как в тексте.
43 I Смирен<?>
  II утрачено.
44   утрачено.
45-48 I <О>коло Божьего хлева
<Р>айского с краю села
<Д>ева
  II <О>коло Божьего хлева
<Р>айского с краю села
Мати пречистая дева
Розгой стегает осла.

Вся строфа зачеркнута, далее - два варианта начала строки:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
Вижу я
Слышу я

Затем они также зачеркнуты, и ниже следовало:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
45-48 III как в тексте.

После ст. 48 следовали черновые наброски начала первой главки поэмы, а затем - черновик всей главки в целом (соответствующие тексты см. выше).

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
49-52 I Братья мои, люди, люди,
Там, ко<гда?>
  II Братья мои, люди, люди
Все мы, все когда-нибудь
В тех благих селеньях б<удем,>
Свой
  III как в тексте.
53-56 I Всем
  II Не жалейте же ушедших
Не печальте
Среди ландышей расцветши<х>
Нету
  III как в тексте.
57-58 I Страж любви - судьба-м<здоимец>
Нашим чувствам не
  II Страж любви - судьба-м<здоимец>
Счастье пестует не <век.>
59-60   утрачены.

На оброоте листа черновика ст. 49-58 содержатся следующие наброски начала пятой главки поэмы:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
[Придите, придите, придите]
[Сойдись, разомкнувший лет]
[Братья сой],

а также окончательный вариант ст. 17-20 (об оформлении этого текста см. примеч. на стр. 217).
На следующем листе рукописи черновику ст. 61-78 пятой главки поэмы предшествуют наброски, взятые автором в рамку (кроме последней по счету строки):

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант

Кляните [Вы кому] вставшие за Ру<сь>
[Мне к]
[Мне голос истин дороже]
[Один лишь червь мне сердце гложет]
[Мне голос истины дороже]
[А мне не жаль]
Не жаль ль мне пажитей отъятых
[На]
[Я злаков с пажитей несжатых]
[За злаки на холмах несжатых]
[Вечную память на гробе твоем]

Далее после номера главки («5») следует:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
61-64 I О новый, о новый, новый
С
  II Новый, о новый, новый,
Прорезавший тучи край.
  III Новый, о новый, новый
Прорезавший тучи день.
Какою грозой суровой
Грем<ит? ишь?>
  IV Новый, о новый, новый
Прорезавший тучи день.
Какою грозой суровой
И
  V Новый, о новый, новый
Прорезавший тучи день.
Какою грозой суровой
Я слышу
  VI Новый, о новый, новый
Прорезавший тучи день
Отроком солнцеголовым
Сел
  VII Новый, о новый, новый
Прорезавший тучи день,
Отроком солнцеголовым
Сядь ты ко мне <под плетень.>
65-66   утрачено.
67 I <Б>удь
  II Дай
  III Хочется мне как гост<я>
  IV как в тексте.
69-70 I Свято мы чтим Маври<кию,>
Ду<б?>
  II как в тексте.
71 I Знать
  II как в тексте.
76 I Я пред тобою зажгу
  II Я пред тобою засвеч<у>
79-80   утрачено.

Беловой автограф (РГАЛИ):

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
36 I
II
III

Мой аржаной Иордань
Мой полевой Иордань
как в тексте.

Газ. «Известия Рязанского губернского совета рабочих и крестьянских депутатов», 1918, 18 августа, № 170:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
Эпиграф
Прощай, прощай,
Прощай, масляница
(песня)

Рус.:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
36 I
II
III
Мой луговой Иордан
Мой луговой Иордань
Мой луговой Иордан

П21:

Номер
строфы
Номер
варианта
Вариант
36 Мой луговой Иордан