Есенин С.А. - Заявление для американской печати

Скачать этот текст


‹ЗАЯВЛЕНИЕ ДЛЯ АМЕРИКАНСКОЙ
ПЕЧАТИ›

Итак, мы на американской территории. Благодарность — такова наша первая мысль. Мы — представители молодой России. Мы не вмешиваемся в политические вопросы. Мы работаем только в сфере искусства. Мы верим, что душа России и душа Америки скоро поймут друг друга.

Мы прибыли в Америку с одной лишь мыслью — рассказать о сознании России и работать для сближения двух великих стран. Никакой политики, никакой пропаганды!

После восьми лет войны и революции Россия окружена китайской стеной. Европа, сама истерзанная войной, не обладает достаточной силой, чтобы снести эту китайскую стену. Россия во мгле, но нам помогло ее бедствие. Именно во время голода в России Америка сделала щедрый жест. Гувер разрушил китайскую стену. Работа Организации американской помощи незабываема.

Прежде всего хотим подчеркнуть тот факт, что сейчас в мире есть только две великих страны — Россия и Америка.

В России налицо сильная жажда изучать Америку и ее добрых людей. Разве не может быть так, что искусство станет средством для развития новой русско-американской дружбы? Пусть американская женщина с ее острым умом поможет нам в решении нашей задачи!

Во время путешествия сюда мы пересекли всю Европу. В Берлине, Риме, Париже и Лондоне мы не нашли ничего, кроме музеев, смерти и разочарования. Америка — наша последняя, но великая надежда!

Приветствуем и благодарим американский народ!

‹Сентябрь — до 2 октября 1922›

Примечания

  1. Заявление для американской печати› (с. 348). — Газ. «New York Times», 1922, 2 окт. Датируется: 1922, до 2 октября.

    Печатается в обратном переводе с английского языка на русский по изданию: Дести М. Нерассказанная история // Дункан А. Моя жизнь. Моя Россия. Мой Есенин: Воспоминания. М., 1992. С. 274.

    В номере газеты, в котором напечатан текст Заявления, содержится несколько материалов, посвященных приезду А. Дункан и Есенина, при этом наибольшее внимание уделялось информации о задержании прибывших американскими иммиграционными властями. «Айседора Дункан и ее муж-поэт задержаны на лайнере», — гласил заголовок. Как сообщает корреспондент, во время беседы с Дункан «из-за ее плеча показывалась курчавая голова мужа. Мисс Дункан сказала, что он юный имажинист, поэт, написавший уже множество стихов, которые переведены на французский, но еще не переведены на английский язык. Его называют величайшим поэтом, как Пушкин, — продолжала она. ‹...› Танцовщица заявила, что она обратится с просьбой о восстановлении своего гражданства, которое она потеряла в результате брака с юным русским, которому за 27 лет, но выглядел он не больше чем на 17 лет».

    Дункан огласила текст заявления, которое было «подготовлено ее супругом и секретарем Ветлугиным до того вечера, когда пришел приказ об их задержании». Сам текст заявления не дает возможности установить степень участия Есенина в его составлении. Вместе с тем заявление является важным документом, позволяющим говорить об отношении Есенина к Америке (ср. с письмами поэта из-за границы и очерком «Железный Миргород»).

  2. Россия во мгле... — одноименная книга Г. Уэллса в переводе на русский язык с предисловием кн. Н. С. Трубецкого была издана в 1921 г. в Софии.

  3. ...Америка сделала щедрый жест. — Имеется в виду благотворительная помощь, оказанная Советской России американской организацией АРА, созданной в США в 1919 г. для оказания гуманитарной помощи за рубежом. Филиал находился в Москве.

  4. Гувер Герберт Кларк (1874—1964) — гос. деятель США, в 1919—1923 гг. возглавлял АРА, в 1921—1928 гг. — министр торговли США.

  5. ...американская женщина... — имеется в виду А. Дункан.

  6. В Берлине, Риме, Париже и Лондоне мы не нашли ничего, кроме музеев, смерти и разочарования. — Ср. с письмом Есенина А. Б. Мариенгофу от 9 июля 1922 г., где о Европе говорится:

    «Сплошное кладбище. Все эти люди, которые снуют быстрей ящериц, не люди — а могильные черви, дома их гробы, а материк — склеп. Кто здесь жил, тот давно умер, и помним его только мы, ибо черви помнить не могут» (Письма, 114).

  7. Американаша последняя, но великая надежда! — Как отмечает в воспоминаниях М. Дести, «заявление это оказалось преждевременным». Есенин и Дункан провели два часа на острове Эллис, После чего были отпущены. «При этом официально заявили, что задерживали по указанию министерства юстиции по причине ее ‹Дункан› долгого пребывания в России и из-за слухов о ее связях с Советами. Айседору подозревали в том, что ее использовали в качестве дружественного курьера для доставки бумаг в Америку» (М. Дести. Нерассказанная история // Дункан А. Моя жизнь..., с. 275). Интерес Есенина к Америке, безусловно, усиливался рассказами Дункан: «Все ее банки и замки, о которых она пела нам в России, — вздор» (Есенин — Мариенгофу, 12 ноября 1922 г.).

    Иного мнения придерживался другой автор заявления — Ветлугин, который остался в Америке. Он писал Есенину 6 октября 1923 г.: «Но, выбирая меж 32000000 читателей Есенина и 32000 долларов Мак-Дональда, счастливую рубашку хочу снять не с тебя, а с него. ‹...› Быть Рокфеллером значительнее и искреннее, чем Достоевским, Есениным и т. д.» (Письма, 230).