Есенин С.А. - Стихи о Есенине от читателей сайта


Владимир Чибриков
г. Самара
Октябрь 2010.

 РЯЗАНСКОЕ РАЗДОЛЬЕ

Да, это чудо из чудес-
Рязанское раздолье.
Кругом, куда не глянешь - лес,
Куда не глянешь - поле.

Не зря, наверное, не зря
Однажды в день осенний
Дала поэта здесь земля
С красивым именем: Есенин...

                 10.10.10 г.


Р. Ковалев
г. Екатеринбург
Октябрь 2010.


   К юбилею Есенина

     Зеленый дым

Зеленый дым на деревьях
Клубится под майским огнем.
Словно в старинных поверьях
Земля просыпается в нем.

Она проснется не сразу,
Сначала откроет глаза
И скажет простую фразу–
Здравствуйте – это весна.

Протянет тысячи почек,
Запахнет клейкой листвой.
И скажет миру Есенин –
Я одурманен весной!

Ольга Тарасова, Украина
г.Лозовая Харьковской обл.
Сентябрь 2010.


     К ЮБИЛЕЮ  С.ЕСЕНИНА

Для меня Есенин - буйство красок,
Буйство звуков, запахов и чувств.
И пейзажи в стиле русских сказок,
Где берёзки да рябины куст.

Он воспел закаты и восходы,
Родину, что искренне любил.
Красоту родной своей природы
Для потомков в виршах сохранил.

Был московским озорным гулякой,
Только сердце доброе имел.
Умилялся он зверушкой всякой,
Мужика-крестьянина жалел.

Гениальный лирик и философ
В наши дни шагнул с далёких лет.
До сих пор на многие вопросы
Я в его стихах ищу ответ.


Павел Кузин
Сентябрь 2010.


Плачут берёзы, рыдает,
старый клён на одной ноге.
Схимник ветер себя надрывает,
за поэтом скорбя в декабре.
Поскорбим же и мы,славяне,
за певцом,что воспел нашу Русь.
Пусть в родном,рязанском,тумане,
он прочтёт нашу русскую грусть.

Владимир Чибриков
Август 2010.

     ТОНКИЙ ЗАПАХ ЛАДАНА

Надо б съездить к Серёже Есенину.
На могилке его посидеть,
Покурить у заветного деревца,
Вспомнить: были здесь мать и отец.

Где же ещё погрустить в одиночестве,
Как не здесь, где великая тишь.
И глубокое в сердце пророчество
Проникает, когда ты молчишь.

Каждый листик там близок до нежности,
Как любой муравей на земле.
Не на этом ли родина держится,
Не на этом стоим ли мы все.

Больше некуда в жизни наведаться:
К Серёже! К Есенину! Там
Сяду я под тонюсеньким деревцем,
Хлебца дам поклевать воробьям.

Пробежал вон священник из церковки,
Может, будет готовить молебн.
Две старухи завыли по - детски вон
И не могут подняться с колен.

Шелестят, шелестят так задумчиво
Над могилкой венки. Словно им
Побеседовать свыше поручено
С златокудрым поэтом самим.

А мне сон навевается местностью,
И растаяли мысли, как дым.
Надо б съездить к Серёже, к Есенину,
Что остался навек молодым.

         8 - 9  июля 2010 г.

Оксана Бортяш
Июль 2010.

          ПЕВЦУ  РУСИ

Ты  мой  нерв  и  надрыв  осенний
За  тобой  я  пойду, жаль, в  ад ?
Милый  гений  С.А. Есенин
Перезрелый  слегка  виноград.

Да, горчит  вино, но  и  греет
И  сжигает  плесень  с  души
Алой  розой  любви  вееет
И  звенит  соловьём  в  тиши.

Ах!, Серёжка, ну  кто  опишет
Эти  ночи  просторов  Руси ?
Даже  ветер  скучая, свищит,
Но  не  может  снять  с  сердца  тоски.

Мне  берёзки  теперь  как  сёстры.
Васильки  и  собаки - друзья.
Я  гляжу  на  далёкие  звёзды
И  всегда  вспоминаю  тебя.

Нет  уж  девушки  больше  в  белом
И  давно  умерла  в  голубом,
Но  как  прежде  в  любви  смело
Признаются  твоим  стихом.

Ты  хотел  стать  таким  как  Пушкин
Пушкин  бронзовый , ты - нет.
Он  один, ты  всегда  с  подружкой.
Ты  певец , он  только  поэт.

За  тобой  полетела  бы  в  небо.
Я  с  тобой  наслаждалась  бы  дном.
Никогда  ты  святой  водой  НЕ  был,
Зато  стал  первоклассным  вином !

Бортяш Оксана
Июнь 2010.


     СИНЕОКИЙ МОЙ

Мои думы в тебе воскресли
Синеокий мечтатель мой
Ты всегда танцевал над бездной
И меня зовёшь за собой.

Я б и рада пойти не струсив
Без тебя не звеню,не горю
Только жизни моей бусы
Я пока разорвать не могу.

Я пьяна твоими стихами
Я как-будто была тобой
Трудно высказать чувства словами
Ты мне больше чем друг,чем родной.

Я по-глупому сердцем влипла
И пускай ты был выпит другой
Я тебя обожать привыкла
Изменить не смогу душой.

И пускай Джонни Депп красИвей
Ну а ты уже умер давно
Нет как ты таких больше в России
И наверно уже не дано.

Моё сердце тобою согрето
Синеокий,кудрявый мой
Сумашедшее сердце поэта
Даже лучше весны любой.

Ты покойся в лазури с миром
Синеокий,красивый мой
И не важно кого я любила
Ты один стал моей зарёй.

Мои думы в тебе воскресли
И забыли навеки покой
Я танцую как ты над бездной
Синеокий,любимый мой.

Лена Февраль
Июнь 2010.


На гармошке заиграли...
Ты пойдёшь в мечтаний сад,
Чтоб исполненную чувства
Деве строчку написать...
Заглядишься на берёзку
И узнаешь в ней ЕЁ,
Ту,что рядом с тобой села,
Бросив пяльца и шитьё.
Чьи глаза тебя пленили,
Их ты видишь ночь и день...
И ты вспомнишь непременно
ТО крыльцо и ТОТ плетень.
Ты задумался...И пишешь.
Твои думы всё в стихах,
И озёра разольются
В голубых твоих глазах...

Оксана Бортяш
Май 2010.


	ЕДИНСТВЕННЫЙ

Никто на розовом коне уж не промчится
И не прославит так рязанские луга
Никто не сможет в тридцать со всем проститься
И тем не менее остаться навека.

Ты был единственным,единственным остался
Мечтательный и пламенный поэт
Жал лапу псам,с берёзкой обнимался
Прощался с юностью в неполных тридцать лет.

Любил одну,а целовал привычно многих.
Стал иностранцем у себя в родном селе
И прятал грусть в глазах насыщенно-глубоких
И утешенье видел в водке и вине.

Ты повзрослев,остался всё же Питер Пэном
И не хотел смиряться с горечью потерь
И хоть ты не отпет,Сергей Есенин
Я верю,что ты ЛУЧШИЙ из людей.

Никто на розовом коне уж не промчится
Не сможет так прославить алости зари
Не сможет на поэзии жениться
И так БОЖЕСТВЕННО писать стихи как ты!

Оксана Бортяш
Май 2010.


	СЕРЁЖЕ ЕСЕНИНУ

   От любви к тебе,Серёжа
   Душу мне тоской свело
   Ты погиб но смог мне всё же
   Передать своё тепло.

   Ох,мятежная натура
   Что ж ты делаешь со мной?
   Я служу в комендатуре
   На войну нельзя с тобой.

   Ты талант,а я бездарность
   Не чета тебе ни в чём
   Ты лиризм,а я вульгарность,
   Но ты словно отчий дом.

   И израненной душою
   Прихожу только к тебе
   И читаю под луною
   О твоей родной земле.

   Что ж ты сын зари крылатой
   Часто так беспутно жил
   Одолел тебя рогатый
   Иль о Боге ты забыл?

   Свои кудри золотые
   Васильковый пламень глаз
   Отдал ты немой могиле
   Слишком рано,не в свой час!

   До конца во всём крестьянин
   Хоть усвоил лоск столиц
   На траве рядом с цветами
   Ты любил своих девиц.

   Но поэзию,природу
   На красавиц не менял
   Ты собакам и берёзкам
   Больше строчек посвящал.

   Эх,Серёженька,Серёжа
   Что ж простор на кабаки
   Променял?,ведь так похожи
   Звёзды на глаза твои.

   Ты мятежная натура
   Мне с тобой не по пути
   Я служу в комендатуре
   Ну а ты везде звени!

Вознесенский-Гриневский
Аркадий Владимирович
Май 2010.


	Сергей Есенин

В летних зорях,в золоте осеннем,
В каждом зарождающемся дне
Скачет по святой Руси Есенин
На крылатом розовом коне.

Он с метелями летит над нами,
Возрождается весной в цветах,
Человек с небесными глазами,
С песнею медовой на устах.

Он весь тутошный душой и телом,
Гений русской матушки земли.
Сердце его Русь в стихах воспело,
Как воспеть другие не могли.

Преумножил он любовь народа
К нашим рощам,речкам и полям,
К лучезарным зорям и восходам
И летящим в небе журавлям.

И поныне в тесном мире этом
Звезды светят, и ручьи журчат,
Но как трудно быть,Сергей, поэтом,
Коль вокруг твои стихи звучат.

В летних зорях,золоте осеннем,
Пока вьется жизни круговерть,
Будет жить в стихах Сергей Есенин,
Его песнь тальянки будут петь.

Февраль 2002г.

Владимир Чибриков, Самара
Апрель 2010.


	* * *

Поэт, писавший о берёзах,
Поэт, воспевший кабаки.
Страна звала его Серёжей
И самым первым на Руси.

А он, летя на тройке борзой,
Среди заснеженных полей
Такой колючий и морозный
Пил воздух родины своей.

О, Русь! О, родина святая!
И я, как он, лечу туда,
Где на твоих ресницах тает
Такая чистая звезда.

Где тишина зимы весёлой
В сугробах тайных залегла,
Где я ходил когда-то в школу,
Где мама сына родила.

Вот кони в яростном весельи
Под звон родимых бубенцов...
А на санях живой Есенин
Сиренью брызжет мне в лицо.


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРАВИТЕЛЬСТВУ

Я обращаюсь лично к вам,
Российское правительство:
Поставьте памятник Дункан
У дома на Пречистинке.

Поставьте памятник за то,
Что в лихолетье страшное
Детей от голода она
Спасала в школу взявши.

Ещё за то, что бросив рай,
Уют американский
Она России принесла
Любовь в горячем танце.

Поставьте памятник Дункан - 
Великой босоножке - 
За то, что сердце отдала
Есенину Серёже.

Среди нью-йоркской  маяты,
И  кливлендской отравы
Она увидела его
Бессмертие и славу.

За то поставьте монумент,
Что среди многих женщин
Одна она лишь поняла,
Что рядом с нею гений.

     7 - 9 апреля 2009 г.

Анастасия
Январь 2010.

	Есенину

Я простая, как ты, от роду
И я с детства, как ты, пишу...
Жажду я рассказать народу
Чем живу я и как дышу.
Только книжки мои излишне - 
Не читают мои стихи.
И нигде по углам не слышно,
Чтоб судили мои грехи.
Я взрастила себя такою,
Что я ложь людей не терплю.
От тебя и сей факт не скрою:
Я тебя, Есенин, люблю.
Ты в душе моей всё воротишь,
Умудряясь её спасать...
Может быть, ты тоже хочешь,
Чтоб стихи мои стали читать?
Ах, не легкая доля поэта...
Жизнь моя, как бетон, тяжела...
Что твержу я? Ты знаешь всё это...
Ведь тебя прогоняла молва.
Но молва та - начальство и выше...
А народ-то тебя признавал!..
И на каждом углу было слышно,
Как всё судят твой новый скандал...
Ты великий поэт, ты Гений!
Ты всегда слышал песню ив...
Соберу я мильоны мнений,
Что Есенин навеки жив.

Лена Февраль
Январь 2010.

Гармониста печальный голос,
И печаляться все перехожие,
Наклонились берёзки-плачется,
Грустно,тягостно,люди хорошие...
А гармонь плачет всё,заливается
О парнишке рязанском,весёленьком,
Бунтаре,хулигане и пьянице,
Синеглазом,светлоголовеньком.
Скандалист,славный гений,осыпанный
Тонной лжи,клеветой наговорщиков,
Разве лишь он "похабник" и пьяница???
Не унять всех гонителей,спорщиков.
Он душа нашей Руси-красавицы,
Милый бард,бесконечно влюблённый,
Может этим всегда будет славиться,
А не дьяволом что окроплённый?
Не бодается месяц уж,спрятался
Он за тучею дАлеко где-то,
Лишь гармошка-подруга Есенина
Помянёт тихой песней поэта.
Гармониста всё голос печальнее,
И печаляться все перехожие,
Голос тихий,далёкий срывается...
"Дорогие мои,хор-рошие..."

Лена Февраль
Декабрь 2009.

Мой милый гений, мой крестьянин,
Пиит ранимый и простой,
Великий лирик, лирик славный,
Без лишней скромноссти пустой.
Людей ты славишь и природу,
Награда высшая тебе-
Любовь премногих поколений
И все несчастия в судьбе.
Ты проиграл немало в жизни,
Побед немало во судьбе,
И снова сыпятся все лавры
И все несчастия тебе.
Ты знаешь, милый друг, порою
Завидую тебе вдруг я,
Но тут нечайно как-то гляну
В твои печальные глаза.
Одумавшись, скажу тебе я:
«Ну разве, друг, ты счастлив был?
Тебя любили - ты не любишь,
А не любили - ты любил...
И человек твой чёрный, друже,
Твоих печалей образ злой,
Бродяга, даром, что известный,
И бодрый, хоть был сам не свой...
Ты хулиган москвы кабацкой,
И гений, слов простых король,
Весёл был дух твой деревенский,
И нестерпима твоя боль...»
Мой бедный гений, мой крестьянин,
Такой ранимый и простой,
Тебе сочувствую, мой странник
И преклоняюсь пред тобой.

Галина
Декабрь 2009.


Посвящается Есенину

Ночное дыхание роз
Так сладко в душе раздается
И нежно в мерцанье берез
Гитарная песня смеется,
А сердцу знакомый мотив,
Как ветер прохладный, весенний.
Средь этих застенчивых ив,
Как бут - то прошелся Есенин
И в золоте лунных лучей,
Вдыхая ночную прохладу-
Прекраснее всех тех речей
Мне эта родная баллада.
О кленах играла струна
И Русь восхваляла и вьюги- 
Звенела моя сторона,
Влюблялись друзья и подруги. 
Восторженно пел соловей,
Но только в сиреневой дымке
Не слышали птичьих речей
Смеясь и рыдая в косынки.
Один восхвалялся певец
Под шорох жемчужных растений-
Не знала гитара конец, тем песням,
Что выткал Есенин!
За эту сплетенную нить,
За милые, нежные фразы-
Я сердцем готова любить-
Любить,  не встречая ни разу.
Дарите березки поклон
Родному певцу и поэту,
Пусть этот малиновый звон
Раздольно гуляет по свету!
Гуляет как память о нем,
Кто гением нами зовется,
Кто снова с весенним дождем
В горячую память вольется.
Ночное дыхание роз
Растаяло майским рассветом
И снова в мерцанье берез,
Любимого слышу поэта!

Сергей Злепко
Ноябрь 2009.


	Монолог с Есениным

Давай, Серега, друг, поговорим.
Тут, понимаешь ли, такое дело:
Мне написали: "Может, псевдоним,
Возьмешь себе 
- Серега, мол, Есенин"

Как возразить? Что я тебя темней?
Что по Руси не сделал даже шага?
Что пью как ты, но во сто крат мрачней?
И что стихи пишу не на бумаге?

Вот ты сейчас смеешься, но скажи:
Тебя ни с кем не сравнивали, верно?
Ты жизнь свою так запросто вложил
В историю: да не страны - Вселенной!

А я плыву, как крыса, на плоту
В канализации Всемирной Паутины:
Дрейфую, а подчас  даже гребу,-
Когда цензурные в пути встречаю мины.

Пройдет всего каких-то пару лет - 
И даже ник мой сервера забудут.
"Да, был такой: Совсем почти поэт"-
Примерно так меня запомнят люди.

Зачем же ныне злобствует народ
То в комментах, то в письмах на "собачку",
Раз память обо мне не проживет,
Пусть даже в исторических заначках?!

Прости, Сергун! Я просто так: Прости...
Но все ж (как выпачкан словесной сажей!)
Устал, успев едва лишь поднести
К устам назначенную нам с тобою чашу...

Кого бы я и как бы ни бесил
Своими рифмами , своею тайной Мира,-
Я буду пить до дна. Как ты учил.
Как жизнь твоя мою судьбу учила.

02.05.2008; 10:18 
(великолепное прочтя письмо,
от, надо думать, моего фаната)



	Там

"С тихой тайной для кого-то
Затаил я в сердце мысли."
Сергей Есенин
:Там, яблони когда в цвету,
Мир пахнет раем...
А в травах до колен - как в волнах моря...
Там  небо на закате замирает,
Чтоб позже чуть навстречу вздрогнуть зорям! 

Там у влюбленных губы - как бутоны,
Раскрывшиеся в вихре поцелуев:
И ночи их нектарною истомой
Напоены, рассвета близость чуя: 

Там сны, как в детстве, - сотканы из света,
Там дети в бабочках, как в искрах солнца!..
Там я похож на капельку абсента,
Летящую сквозь радужные кольца: 

Там времени глубоководны реки
А воды их - как россыпи жемчужин!
Там Мир присел на парковой скамейке
И кормит голубей, счастливо жмурясь... 

И как мне здесь не догорать, Серега,
Не просыпаться на чужие судьбы пеплом!?
Но не туда Господь 
ведет мою дорогу,
Не тамошним 
налью я душу светом.


Владимир Чибриков (Самара)
Октябрь 2009.


ЛИХАЯ ПЕСЕНКА 
ПОД СЕРЕБРЯНЫЙ ПОЛТИННИК

Годы пролетели
Точно в водоём.
Мы с тобой, Есенин,
Прожили вдвоём.
В радости ли, в горе,
От счастья иль тоски
Я с собой в дорогу
Брал твои стихи.
Сердце согревали
Мне теплом они.
Где-то под Рязанью
Свищут соловьи.
Где-то под Рязанью
Полная луна.
Есенина Татьяна 
Смотрит из окна.
Видит она рощи,
Чужие города.
Сын ея Серёжа
Не приидет никогда.
Судьба - хулиганка,
Время - вороньё.
Что же ты, тальянка,
Смолкла, ё-моё.
А осень, как цыганка,
Лихо наврала:
Грустно на Ваганьково
Падает листва.
Под окошком ветер,
Над окном звезда,
Мы уйдем и дети
Сменят нас тогда.
Тихо обернемся,
Глубоко вздохнём:
Эх, зачем всё льется
В глубокий водоём.

  16 июля 2009 г.

Тамара Назарова
Сентябрь 2009.


Я твою долю бранную знаю,
Что прославилась пошлым пайком.
В кабаках, у столов деревянных
Ты ругался и пил с «мужиком».

Не стеснялся ты речи народной,
Не боялся казаться пустым.
Обречённым на славу пропойкой
В глазах женщин, которых любил.

Не страшился ты смерти случайной,
От ножа собутыльных друзей.
И не брезговал высохшей грязью,
Что оставил, на женщине сердца, другой.

Я твою долю бранную знаю,
Что прославилась пошлым пайком.
В кабаках, у столов деревянных
Ты ругался и пил с мужиком.

Примечание: под словом 
"мужиком" подразумевается "народ"

Александр Деев
Август 2009.


	Написали Есенина.

Написали Есенина на бумажных страницах
Без царя и без племени на закрытых ресницах
Перерыли стихи его, чемодан и ботинки, -
Не для стягов рифмуется, для озябшей осинки

Не вписался в историю, на Московском вокзале
Вышли все из вагонов, грязь, темно, и озябли
Суета,:а на выходе подлетели под руки
Зашишикали суетно, затолкали, суки

Говорили увесисто, по-угрюмому холодно
За окошком гостиничным полыхнул рассвет
Сгоряча ударили пистолетом в темечко
А когда упал на пол, выстрелом вослед

Привечал Есенина Питер горьким порохом
Люди нервно морщились, глядя на флажки
Ты, прости, что в тот твой день, под кудрявым облаком
Не родились мы ещё, чтоб тебя спасти:


		***

Написали Есенина, послесловие к стихотворению.

Здесь галки кричат у Исакия
А у тебя, под Рязанью
Твоих мужиков апатия
Гонит плетью в нужду

Рязань и Ростов разрушены
Гуляет казбек обезумевший
В России забытой, порушенной
Он строит мечеть свою

Лошадки твои рязанские
Не пробуют спелый овёс
Рубаху твою крестьянскую
Снесли на угрюмый погост

Твой белый ситец берёзовый
Разорван по грязной строке
И красным Тамбова соколом
Не вырвется пламя уже

О, милый, взлетевший над родиной
Воспеть васильковую Русь
Ты - пламя над зимней берлогою
Москвы одинокая грусть

В Москве переулки гранёные
Разлились под светом чужим
От колоса дети оторваны
Вокзальною слякотью зим

Ты вышел к нам племени страстью
Когда убивали за слово
Голубоглазой напастью
Каких убивали и доле

Прости, мы родились позже
Но так же гладим берёзку
Гуляем под лапами сосен
И топчем любимую тропку

Мы - дети твои, Есенин
Мы - вечная память поэта
Протяжное эхо песен 
От лета до нового лета


	***

   Есенину, брату поэту.

Тишина нам досталась севером
Ночью чёрной, свисти не свисти
На берёзовой скатерти веером
Окровавленные снегири

Те, кто выжил, почили в безмолвии
Кудрей белых российский стяг
Снова втоптан и снова разорванный
У дверей политических врат

Снова Лейба Бронштейн куражится
Гонит прочь твой берёзовый рай
Чёрной тенью за стогом прячется
Завлекая в английский сарай

Мы с тобой разметаемся в поле
Разнотравье под солнцем косить
Здесь под чубом Есенинским воля
Здесь мы выросли волю испить

Мы твои безымянные дети
Ждём тепла под дождём, как и ты
Под ярмом государственной плети
Сок России, слеза и мечты

Лера Март
Август 2009.


"Я последний поэт деревни", -
Нам оставил Сергей посланье.
Скандалист, хулиган и гений
Со своей очень буйной ранью.

Ты писал про луну и воду,
Про собак, коров и котов.
Я, как ты, обожаю природу,
Но пишу совсем не о том.

Ты воспел жаворонка пение
И траву на зеленом лугу.
Я, как ты, родилась в деревне,
Но писать о ней не могу.

Не идут мне на ум березы,
Только чувства, война и боль,
Только горькой разлуки слезы
Да безрадостная любовь.

В наш безумный век двадцать первый,
Ты, Сереженька, мне поверь,
Уж не нужен поэт деревне,
Ей хозяин нужен теперь.

Там разруха сейчас и хаос,
Безразличный глухой покой,
И хозяин ей будет в радость
С деловой и твердой рукой.

Восхищаюсь тобой, Сережа.
Ты действительно был последний.
Рубцевал ты себя по коже.
Скандалист. Хулиган и... Гений.
                                                     
            * * *

С ума не сходит пара строк,
Не вызывающих улыбок:
Как мало пройдено дорог,
Как много сделано ошибок.

Как ты был прав, о, гений слов,
Я их так часто вспоминаю.
Творец божественных стихов,
Тебя люблю и почитаю.

О, как пророчески звучат 
Эти слова, скажи на милость,
Ты их писал сто лет назад,
Но все так мало изменилось.

Все также жизней караван
Уносит времени рекой,
И наша жизнь сплошной обман,
Обман с чарующей тоской.

И я, как все, глупа была,
И лишь жалеть теперь осталось:
Как же я мало прожила,
Как же я часто ошибалась.

                * * *

Я не знаю, как писал Есенин,
Где черпал он темы для стихов.
То ли в леса золотистой сени,
То ль в дыму табачном кабаков.

Как в березе белой вдохновенье
Отыскать, не применяя сил?
Как его поймать - это мгновенье?
Как, Сережа, ты его ловил?

Как приходит в голову такое:
Про собаку написать стишок,
Про щенков со страшною судьбою
И про сена свежего стожок?

Мне мои стихи приходят свыше,
Я пишу, что Бог послал писать,
Я пишу о том, что сердце слышит
И о чем не может умолчать.

Пусть моих стихов никто не знает.
Не для слова красного скажу:
Дар моей рукою управляет,
И ему покорно я служу.     
                                                    
               * * *

Вечно молодой и вечно пьяный
Мальчик с волосами цвета ржи,
Поделись со мною своей тайной:
Тайну своей смерти расскажи.

Как ты жил известно и немало -
Ты любил быть в моде, на виду.
Шел по жизни громко, со скандалом
И искал счастливую звезду.

Что случилось ночью в "Англетере"?
Хоть во сне мне рассказать явись.
А в самоубийство я не верю.
Просто... Ты же слишком любил жизнь.

Юрий Хрущев
Июль 2009.


       СЕРГЕЮ ЕСЕНИНУ 

...А Луна оплавилась с рассветом, 
Растворяясь в жиже голубой.
И сдувает с губ декабрьским ветром 
Поцелуй подаренный судьбой.

Растерял я главное - навеки -
Молодые - красные года. - 
Оттого душевные прорехи 
Заполняла пьяная вода.

Зацелуй же, милая, родная...!
Изнемог - от боли я - немой...
У крутого жизненного края 
Молодость с поникшей головой.

Сколько раз несносная кручина 
Заливалась пагубным вином.
Боль моя! - душевная пучина - 
Навсегда - останется врагом.

"До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди".
Этих строк - кровавое признанье -
Будет литься жизнью впереди!

И когда заря погодой хлипкой 
Золотистой вспыхнет синевой, 
Может быть, ты выйдешь за калитку 
И нежданно встретишься со мной?!

Не буди печаль во мне - не надо!
Всё давно забыто в мёртвом сне.
По весне над белой дымкой сада 
Я промчал - на розовом коне.

Live
Украина.
Июнь 2009.


Ведь прав был ты, что всё пройдет
Как молодость душа и как любовь
Но в золотой словесной груде
Пред нами повстаеш ты вновь

И молодость твоя и голос твой
Й душа бессмертная твоя
Лишь стих твой несет свободы покой
Есенин Сергей ты навеки живой

Всю жизнь ты жил у края
В дыму забывая дорогу назад
Нам ты всегда дарил кусочек рая
Хотя внутри царил кромешный ад

Ты научил не о чём не жалея
Всё как есть без конца принимать
И пред смертью от страха не млея
На зарю теплый взор обращать

Золотое бессмертное слово твое
Успокаивает сердце и грудь
Я бы й в Бога поверил
Чтоб увидеть тебя когда нибудь

Павел Кузин
Украина, Донбасс, Доброполье.
Апрель 2009.


Убили Есеню!Убили!
Русской души певца.
И схоронить не забыли,
Тайну его конца!

Богдан Филатов
Апрель 2009.

Дрёма серых проталин


Я люблю твоих глазок веселье!
Я люблю твой заливистый смех!
Тёплым выдался вечер весенний
И в снегу - столько много прорех!

Я смотрю в серость сонных проталин,
Поменявших от сумрака цвет,
И невольно опять вспоминаю
Про поэта, которого нет.

Он родился в крестьянской избушке,
Чтоб, как деды - пахать и косить.
А теперь на Тверском - он да Пушкин!
Жаль, совсем не успел он пожить.

А и разве в длине жизни дело?
Он и в тридцать - пропел на века!
Быстро сердце поэта сгорело,
И петлю затянула рука.

У поэтов - душа нараспашку!
Изливается напрочь в стихах!
Если жутко душе, если страшно,
То повеют от строк - жуть и страх...

Слишком рано приходит усталость...
Слишком поздно тоску превозмочь!
И в душе, что со светом рассталась,
Наступает неверия ночь...

Одиночество гибельной хваткой
Душит сердце сильней и сильней!
И тебе - уже жизни не жалко,
И тебе - места нет средь людей...

Ну, а мёртвых - живое не ранит.
И, поверь, я сейчас и не рад,
Увидав в дрёме серых проталин,
Водкой выпитый, тягостный взгляд...

И не нужно твоё мне веселье!
И чужой мне - твой радостный смех.
Ведь тебе не понять, что Есенин
Сам, при жизни, в свою верил смерть...

Богдан Филатов
Апрель 2009.

Есенин в психиатрической клинике


Свет не гаснет в больничной палате,
Свет мешает тебе засыпать.
Ты в раздумьях лежишь на кровати,
Вспоминаешь деревню и мать.

Дверь к тебе - постоянно открыта,
Сна не ведая, бдит санитар,
Чтобы вёл себя тихо и смирно,
Чтоб кольнуть, если мучит кошмар.

Иногда, тишиной раздражённый,
Плачешь ты, нарушая покой.
Ты, конечно, не умалишённый,
Ты - уставший душевнобольной.

Днём медсёстрам стихи ты читаешь,
И придя из соседних палат,
Пациенты тебя обступают - 
Каждый строчки твои слушать рад.

С доверительной к людям любовью
Произносишь ты грустно слова.
И от них - психи, словно здоровы,
А здоровые - сходят с ума.

Сумасшедшие жмут тебе руку
И с горячностью благодарят.
Весь этаж соболезновал суке,
Чьих в пруду утопили щенят...

Алкоголики пить зарекались,
Проклинали судьбу и кабак!
Ты стоял среди них, улыбаясь,
Как богатство обретший бедняк.

Ты дарил людям замкнутым радость,
Разгонял их душевную хворь.
Нет дороже поэту награды,
Чем простого народа любовь!

...Свет не гаснет в больничной палате,
Незаметно - ты начал дремать.
Тебе снится - сидит у кровати
И поёт колыбельную мать.

Богдан Филатов
Апрель 2009.

Реквием Есенину


Скоро светлое Христово Воскресение!
Скоро день, когда Спаситель наш воскрес!
Я сегодня пою реквием Есенину!
Пусть Господь без гнева примет мою песнь...

Полный скорби, погружаюсь снова в прошлое,
Ясно вижу, как поддатый и смурной,
Весь помятый, с головой, слегка взъерошенной,
Возвращается Сергей один домой.

А и дом его - квартирка невеликая,
Где знакомые дадут заночевать...
А и жизнь его - разодранный молитвенник,
Где молитву невозможно прочитать...

Он проходит мимо церкви, мимо кладбища,
Где ворота нараспашку, хоть и ночь.
Он давно уже взял смерть себе в товарищи
И душой на мертвеца похож точь-в-точь.

За кладбищенской оградой веет холодом,
Он свернул и внутрь кладбища зашёл.
Он сейчас, без слёз, хоронит свою молодость,
Он не верит, протрезвев, что жив ещё...

Отражают лунный свет кресты могильные,
Имена с надгробий золотом блестят.
Всюду ангелы со сложенными крыльями
На него по-человечески глядят.

Стало жутко! Захлестнули мысли скорбные!
Захотел он закричать: "Я жить хочу!"
Но ворота, вдруг, за ним,  скрипя, захлопнулись
И, как будто, грудь покинул сердца шум...

Гробовое, замогильное уныние...
Мёртвой хваткой разум стиснуло за миг.
И стоит Сергей Есенин обессиленный,
И застыл в его глазах о жизни крик...

Скоро  светлое Христово Воскресение!
Скоро день, когда Спаситель наш воскрес!
Так прими, Господь, мой реквием Есенину,
И спаси его, услышав эту песнь!

Богдан Филатов
Апрель 2009.

О смерти Есенина


Ты говоришь мне, что Есенина убили,
Что зимним вечером в гостинице ему
Убийцы в драке быстрой  череп проломили,
А после сунули в нелепую петлю.

Ты говоришь - за ним охотились, следили,
Искали случай подходящий и нашли.
Убийцы в номере изрядно напылили
И, впопыхах, прибраться толком не смогли.

Ты говоришь, и взгляд твой ненавистью пышет!
Тебе так память о Сергее дорога!
Ты его любишь и стихами его дышишь...
Но понимаешь в них ты мало что пока.

Попей, хоть месяц, каждый день - одна иль с кем-то!
До безрассудства! До беспамятства! До слёз!
Ты и тогда - только слегка поймёшь поэта,
Который в ясности своей  - предельно прост.

Затем, попробуй быть такой же одинокой,
Не забывая о любви, но без неё!
Ты осознаешь, как губительно жестоко
Терзает прошлое, поросшее быльём!

Попробуй чувствовать себя чужой повсюду,
Ни с кем надолго никогда не задержись!
И ты увидишь - в жизни радости не будет,
И даже сердце - тебе станет вдруг чужим.

А какого - быть от рожденья православным,
Но свою веру безнадёжно растерять?
На душу давит, что есть сил, неверья камень,
И с гиблой тяжестью - душе не совладать!

А какого - быть никому вокруг ненужным,
Если червонцами не полнится карман?
Но деньги есть - и есть друзья, и есть подружки.
Гуляй, беснуйся, развесёлый хулиган!

А какого -  всегда шататься по знакомым
И мысли злые постоянно отгонять,
О том, что юность - не вернётся к тебе снова?
И ты не сможешь по-мальчишечьи мечтать?

И ты не сможешь, одиночеством гонимый,
Остановиться и слегка передохнуть!
И, если смерть к тебе торопиться незримо,
Ты только сам навстречу к ней ускоришь путь...

Ты скажешь мне в своей слепой любви к поэту,
Что он огромной был помехой для властей.
И зимним вечером, вот именно за это,
Ими убит коварным способом Сергей!

Какая чушь! Вернее глупости не знаю!
Не проще ль в грязном и вонючем кабаке
Подсунуть нож любой пропитой твари,
Что за бутылку - мать продаст, и нет проблем.

Пьяный дебош, удар ножа, и нет Сергея!
А того пьяницу - дозавтра в прах стереть.
Зачем планировать убийство в "Англетере"?
Зачем так усложнять поэта смерть?

Ты говоришь: "Восторжествует справедливость!
Мы разгадаем тайну гибели его!"
Ты б лучше за Сергея помолилась,
Его душе это сейчас важней всего.

Ты почитай его стихи! Вчитайся глубже!
Заметь строки нечеловеческую скорбь!
И не придумывай ему иную участь,
Не переделывай судьбу поэта вновь.

И не тверди мне, что Есенина убили.
Он сам в петле закончил свою жизнь.
Съездь на Ваганьково, приди к его могиле,
И о душе Сергея скромно помолись.

Богдан Филатов
Апрель 2009.

Родничок Есенина


Бьёт в лесу веселый родничок.
Бьёт - и всем вокруг веселье дарит.
Приходил к нему кудрявый паренёк,
С синими-пресиними глазами.

Он глядел, как льётся чистая вода
И подолгу слушал звонкое журчанье.
И хотя, задумчив был  не по годам,
Уходя, он улыбался на прощанье.

Полюбил его улыбку родничок,
Но никак не мог понять в глазах печали,
И по-прежнему резвился возле ног,
Даже и зимой не замерзая.

Время шло, подрос кудрявый паренёк,
И в столицу на работу он уехал.
Не один потом прошел ещё денёк -
Он в  России знаменитым стал  поэтом!

Родничок о нём скучал, не забывал,
Но теперь они встречались очень редко.
Паренёк домой не часто приезжал,
Ездил по стране и белу свету.

С каждой встречей редкой видел родничок,
Как глаза его - печальней и печальней.
И звенел ему: "Зачем грустишь, дружок? "
Тот задумчиво молчал, не отвечая...

А однажды, он пришёл в последний раз,
Родничок о том сперва не догадался,
Но когда заметил - слёзы льют из глаз,
Сразу понял - навсегда тот с ним прощался.

...Зимний день. Совсем уж скоро - Новый год.
На бульваре на Тверском - столпотворенье.
А в толпе, посередине, чей-то гроб,
И звучат, сквозь шум и плач, стихотворенья.

И замёрз в лесу весёлый родничок,
Заковало скорбью  звонкое журчанье,
Ведь в гробу лежал кудрявый паренёк
С синими  закрытыми глазами...

Богдан Филатов
Апрель 2009.

Есенин в тупике


Ночь, словно стала на колени.
Темно вокруг, как никогда.
Бредёт в ночи Сергей Есенин, 
Бредёт - не зная сам куда.

Бредёт вдоль улиц опустевших,
Где в тщетном свете фонарей,
Он, будто призрак поседевший,
Найти старается людей.

Но никого...  Лишь псов бездомных
Вдали настырный слышен лай,
И его сердце тихо стонет,
Как будто говорит: "Прощай!"

В кривом и узком закоулке
Остановился он на миг.
Глядит вперёд в немом испуге,
Глядит, а перед ним - тупик.

И сразу жизнь свою представил,
В ней так же - некуда идти...
В ней - он о прошлом причитает,
Но вспять - нельзя поворотить!

В ней - он один!.. Хмельной скиталец!..
Герой ночлежек, кабаков...
В ней - он поэт, другим на зависть!
Он - первый! Без обиняков!

Но слишком горький вкус у славы!
И горечь - нечем подсластить...
Ревёт толпа, ликуя: "Браво!",
А он - не хочет больше жить...

А он унынье топит водкой,
Рассёк кому-то в драке бровь...
Да только водка не способна
Спасти ни душу, ни любовь...

...И в темноте, встав на колени,
Зажав горсть пыли в кулаке,
Молчит в слезах Сергей Есенин.
Сергей Есенин  в тупике...

Богдан Филатов
Апрель 2009.

Кутерьма


Кутерьма! Кутерьма! Кутерьма!
Солнце палит нещадно, неистово!
Безнадёжно болит голова!
Так, что думать о чём-то бессмысленно...

Кто-то морду кому-то разбил,
Кто-то рухнул на пол из-за столика.
Ты глаза обречённо закрыл,
Так похожий сейчас на покойника...

В кабаке - слишком много "друзей",
В жизни - лишь пустота и уныние.
В жизни там, где Есенин Сергей -
Отрешённость, тоска и бессилие!

Эх, Сергей! Ты бы встал и ушёл!
Только ноги твои, как каменные...
Наливай же себе ещё,
Одиночеством в сердце раненный!

Рюмку полную опрокинь,
С забулдыгой напротив столкнувшись!
Вместо звона ты слышишь "Аминь",
И молчишь, будто сразу оглохнувший...

Зайчик солнечный на стене
С чьей-то кровью засохшей сливается.
Тебе чудится - это смерть
Издевательски ухмыляется...

Собутыльник под бок толкнул:
"Эй, Серёга, куда уставился?"
И ты песню с ним затянул,
На мгновенье с тревогой справился.

А когда брёл один домой,
Возле храма, вдруг, встал, как вкопанный.
Показалось тебе - храм живой,
Колокольней читает проповедь.

И хотелось тебе закричать:
"Помоги мне, Господь! Я верую!"
Но от храма пошёл ты вспять,
В подворотню свернувши перву..

И споткнувшись, упал в темноте,
И заснул, до утра успокоившись.
Позабыл ты, поэт, о Христе!
Растерял душой веры сокровище...

Пусть за гиблую душу твою
Заказать невозможно требу!
За неё - светлой строчкой молю,
Вдохновенье дающее небо...

Богдан Филатов
Апрель 2009.

Есенин - Айседоре


Не читай мне сегодня моралей
И поменьше трепи языком!
Лучше б черти тебя забрали
На углях танцевать босиком!

Я с тобой - одинок, как прежде,
И душа моя - мечет и рвёт!
В ней хозяйкой - паскудная нежить...
Никого она в гости не ждёт!

Невеликая мерзкая почесть
Свою совесть вином бичевать!
Твои губы мне что-то бормочут - 
Не хочу больше их целовать!

Не хочу, искушеньем влекомый,
Твою грудь в сотый раз обнажать!
Лучше б стала ты мне незнакома
И ушла чью-то жизнь провожать!

Ничего ты уже не докажешь...
Допивай, закуси и заткнись!
Пьяным взглядом, как петлю мне вяжешь...
Вот сама к ней теперь и тянись!

Твоей кожи залапанный бархат -
Огрубел, износился по дням.
На тебя - лишь дворнягам тявкать!
Исплясавшаяся свинья!

Не реви... Мне тебя уже жалко...
Собирайся - пора нам идти.
Ты - моя ледяная фиалка...
Вместе утром нам мёрзнуть в пути...

Замолчи! От английского вздора
Я сейчас сам заплачу навзрыд!
Эх, и дура же ты, Изадора,
Что не выучишь русский язык!

Богдан Филатов
Апрель 2009.

Скорбь


Помнишь, в детстве ты читал с утра молитвы,
Вырос ты - и знаменитый стал поэт!
Но стихи твои - надгробий точно плиты
Похороненных в душе прошедших лет.

Как давно ты пел про белую берёзку,
Про места, которых в мире, нет родней.
А сегодня - тихих кладбищ сонный воздух
Твои строчки наполняет всё сильней.

Может, что-то, вдруг, да сможет измениться?
Может, сам себя ты сможешь изменить?
Только легче тебе с жизнью распроститься,
Чем попробовать теперь иначе жить...

Деньги есть - и, значит, есть друзья в пивнушке,
Деньги есть - и кто-то сразу возьмёт в долг.
Есть жена, но она - даже не подружка.
Вместе с ней, ты, как и прежде, одинок.

Пополам поделены тобой недели - 
Из запоя, отдохнув, опять в запой.
Но едва пройдёт суровое похмелье,
Снова пишешь ты ослабнувшей рукой.

Измождённый, обездоленный, охрипший,
Обречённости на сердце не тая,
Ты ушёл, от мук земных освободившись,
К мукам адским сам себя приговоря.

Но Господь - даёт надежду на спасенье.
Нам обителей Его не сосчитать...
Ты, конечно, искал в смерти облегченья,
Так устав нечеловечески страдать!..

Не дано пути Господни нам изведать...
Но я верю - не напрасно я молю
За Есенина, за Русского Поэта...
О душе его - своей душой скорблю...

Богдан Филатов
Апрель 2009.

Бред


Вера - сердце человека озаряет,
Вера - в душу человека свет несёт.
Но тебе - уже не быть на службе в храме,
И тебя, теперь, никто не отпоёт!

Ты при жизни -  знаменитый, но забытый,
Всеми брошенный, оплёванный герой,
По себе справлял в пивнушках панихиду,
Одновременно - живой и неживой...

Словно зверь, нутром почуявший погибель,
От неё пытался скрыться в кабаках.
Вздёрнул душу целиком на строчек дыбе,
Понимая: её путь - не к облакам.

Натощак, когда ты в