Есенин С.А. - Есенин — Бальзамовой М. П., 15 или 16 марта 1915.

Скачать текст письма

Есенин С. А. Письмо Бальзамовой М. П., 15 или 16 марта 1915 г. Петроград // Есенин С. А. Полное собрание сочинений: В 7 т. — М.: Наука; Голос, 1995—2002.

Т. 6. Письма. — 1999. — С. 65.

М. П. БАЛЬЗАМОВОЙ

15 или 16 марта 1915 г. Петроград

Мария Парьменовна!

Извините, что я обращаюсь к Вам с странной просьбой. Голубушка, будьте добры написать мне побольше частушек. Только самых новых. Пожалуйста. Сообщите, можете ли Вы это сделать. Поскорей только.

Адрес: Петроград.

Преображенская ул.

д. 42а, кв.12

Сергею Есенину.

На конверте:

Рязань.
Троицкая слобода.
Диакону Бальзамову.
Для г-жи
М. П. Бальзамовой.

Примечания

  1. М. П. Бальзамовой. 15 или 16 марта 1915 г. (с. 65). — Газ. «Приокская правда», Рязань, 1967, 18 авг., № 194, в статье Д. Коновалова «Новое о Сергее Есенине».

    Печатается по автографу (ГМЗЕ).

    Датируется с учетом почтового штемпеля на конверте: «Рязань. 17.3.15» (штемпель отправления не сохранился).

    ...будьте добры написать мне побольше частушек. Только самых новых. — Эта просьба, скорее всего, связана с первым посещением Есениным салона Мережковских (Петроград, Сергиевская, 83), состоявшимся как раз 15 марта 1915 г. Хозяйка салона З. Гиппиус вспоминала об этом так:

    «...я хорошо помню темноватый день, воскресенье, когда в нашей длинной столовой появился молодой рязанский парень, новый поэт „из народа“, — Сергей Есенин. <...> Держал себя со скромностью, стихи читал, когда его просили, — охотно, но не много, не навязчиво... <...> Понемногу Есенин оживляется. <...> Кончилось тем, что „стихотворство“ было забыто, и молодой рязанец <...> во весь голос принялся нам распевать „ихние“ деревенские частушки.

    И надо сказать — это было хорошо. Удивительно шли — и распевность, и подчас нелепые, а то и нелепо-охальные слова — к этому парню в „спинжаке“, что стоял перед нами... <...> ...частушки, со своей какой-то и безмерной — и короткой, грубой удалью, и орущий их парень в кубовой рубахе, решительно сливались в одно» (из статьи «Судьба Есениных» (1926) — РЗЕ, 1, 83—84).

    Судя по комментируемому письму, Есенин, почувствовав это живое внимание к себе как к исполнителю фольклора, немедленно стал искать возможности для пополнения своего народного репертуара, который мог бы всерьез заинтересовать петербургскую литературную элиту.