Есенин С.А. - Известное и неизвестное

Скачать текст произведения


Валентина Кузнецова, создатель музея С. Есенина на Севере. В издательстве "Советский писатель" в 2001 году вышла книга Наталии Есениной "В семье родной" с подзаголовком "Новые материалы о Сергее Есенине".

Наталия Васильевна Есенина (Наседкина) - дочь Екатерины Александровны, сестры Сергея Есенина. Старшая из двух сестер поэта, Екатерина Александровна Есенина, занималась как секретарь Сергея Александровича, хранила семейный архив. То, что удалось уберечь от ока сыщиков при аресте мужа - поэта Василия Федоровича Наседкина, друга Сергея Есенина (да и сама Екатерина Александровна не избежала ареста, репрессий), теперь в архиве ее дочери. Обо всем этом Н.В. Есенина рассказывает в своей книге.

В предисловии к книге Наталия Васильевна пишет: "Когда я была молодой, она (Е.А. Есенина) неоднократно просила меня заняться изучением имеющихся у нее материалов, а также исследованием творчества дяди. Сама она после тюрьмы и ссылки была уже тяжело больна, и вся надежда у нее была на меня. Но я была совсем не уверена, что мой труд будет кому-нибудь нужен, да еще опубликован, так как мои родители в 1937-38 гг. были репрессированы:"

Что же заставило сегодня обнародовать эти материалы? Наталия Васильевна объясняет это так: "Ведь я в настоящее время осталась самой старшей из всего рода Есениных, имею небольшой архив матери, многое сохранила в памяти того, что рассказывали мне мама и бабушка, и хочу все, что знаю, донести до читателя".

Я давно слежу за рождением этой книги. Многие главы ее публиковались в журналах. В первый раздел книги вошла семейная переписка: письма, записки, телеграммы, автографы. Это письма родителей Сергея Есенина друг другу, дедушки и бабушки Наталии Васильевны. Переписка Сергея с отцом, матерью, сестрой. Этот раздел книги знаком читателю по публикации в журнале "Слово", № 6 за 2000 год. Но факсимильное воспроизведение писем С. Есенина родителям, отцу, матери, сестре, записки к младшей сестре Шуре - это же подлинные автографы семейных писем! - делает книгу особенно ценной. Письма отца и матери - голоса есенинского семейного мира - помогают увидеть заботливого сына, брата, внука.

Второй раздел книги тоже в своем большинстве прошел через публикации в журналах "Журналист", "Чудеса и приключения", "Слово", в газете "Литературная Россия". И вот этот раздел в книге читала я с болью сердечной. Семейные отношения - дело интимное. Нет, я не утверждаю, что Наталия Васильевна придумала невесть что. Право каждого рассказывать о родственниках по-своему. И.А. Чепик считает, что "она (Н.В. Есенина) без всяких прикрас рассказывает о сложных проблемах в семейных взаимоотношениях как родителей С.А. Есенина, так и родственников поэта. Такого рода мемуарные литературные тексты на первый взгляд уязвимы, но деликатность, с которой Наталия Васильевна пишет об этом, превращает даже, казалось бы, нелестные характеристики в литературные факты, обладающие определенным значением". Вот именно это и вызвало у меня боль сердечную и тогда, когда читала эти заметки в журнальных публикациях, и сейчас, в книге. Это уже не отношения поэта с родными, это отношение самой Наталии Васильевны с родственниками.

Более 30 лет мы со школьниками на Севере собирали материалы о С.А. Есенине. С обеими сестрами С.А. Есенина я была знакома. С Екатериной Александровной виделась дважды. Оба раза я просила ее о встрече со школьниками. Отказ. Я понимала, что Екатерина Александровна больна, и встреча ей, видимо, будет тяжела, и поэтому она отказывает. Но и на наши письма и вопросы ответа не было. И снова мы ее не осуждали. Я все понимала. Наша семья тоже прошла через репрессии. В 1937 году арестовали отца, имущество конфисковали, нас выселили в ижемское село Краснощелье. Отец умер в Архангельском ГУЛАГе. После войны нам разрешили вернуться на родину. Мама одна поднимала четырех детей. По-разному относились родственники к опальной семье. Понятно: у всех дети. Но ни об одном из родственников мама слова худого не сказала. У Надежды Мирошниченко есть такие строки: ...Я умела жить без жалоб, Чем и дорожу, К кому сердце не лежало, С тем и не дружу. Перед сплетней устояла, В ведьмы не пошла. Все, что в жизни потеряла, В жизни и нашла.

Это и о маме моей сказано. Думаю, что и о Екатерине Александровне Есениной. Хоть очень мало знала я Екатерину Александровну, но мне кажется, что она не так бы описала семью своей младшей сестры.

Наталия Васильевна пишет, что все поклонники поэта шли к Александре Александровне, и она купалась в славе своего брата, но Екатерина Александровна не всех их принимала, а по выбору.

Александру Александровну Есенину мы знали лучше, чем Екатерину Александровну: с 1971 года и до своего смертного часа ежегодно встречалась она со школьниками-есенятами с Севера. Чаевничали в гостеприимном ее доме на улице Марии Ульяновой мои первые есенята, весело разговаривали с мужем Александры Александровны Петром Ивановичем Ильиным. Следующие выпуски есенят гостевали и в доме Александры Александровны на Фрунзенской. На все наши письма мы получали от Александры Александровны подробные ответы. Эти письма мы бережно храним в музее. Письма грамотного, эрудированного человека. На все вопросы ответ дан полный, ясный, точный. В письмах Александра Александровна иногда приписывала, что извиняется, если есть ошибки. Нет, ни одной ошибки не было в ее письмах. (Когда я это читала, я вспоминала встречу с Анастасией Ивановной Цветаевой у нее дома. Она подчеркивала, что институтов не кончала и имеет домашнее образование. Но я, имеющая три диплома - два высшего образования, - чувствовала, сколь высока культура этого человека: Анастасия Ивановна попросила достать с полки книги стихов Марины Ивановны Цветаевой на немецком и французском языках. Я не смогла это сделать, т. к. этих языков не знала. Сама же Анастасия Ивановна, взяв книги, легко прочитала их и перевела прочитанное. И не подчеркнула огрехи современного высшего ли, школьного ли образования, а перевела разговор на другую тему.) Я еще раз подчеркиваю, что письма Александры Александровны Есениной - это письма грамотного, эрудированного человека настоящей культуры. Два письма из нашей переписки с Александрой Александровной Есениной опубликованы в четырехтомном издании "Сергей Есенин в стихах и в жизни". Более 30 книг издательства "Детская литература" (Сергей Есенин. "Анна Снегина") приготовила в подарок ребятам Александра Александровна перед смертью. Ее дочь, Светлана Петровна Митрофанова-Есенина, передала их нам после смерти матери. Шеститомное собрание сочинений Сергея Есенина наш музей имеет тоже благодаря заботам Александры Александровны. Это ее дар музею. Были североморские есенята гостями и в константиновском доме Александры Александровны уже после ее смерти. Нас опекала Светлана Петровна так же тепло и гостеприимно, как и ее мама.

Была я свидетелем и доброго заботливого отношения Светланы Петровны к самой Наталии Васильевне. В то лето меня попросила Александра Леонидовна Спирова (сестра Миклашевской Августы Леонидовны, героини есенинских строк) съездить с Наталией Васильевной Наседкиной в Константиново, т. к. она после болезни, надо помочь ей собрать урожай в саду, пожить с ней недельку в деревне. Неделю прожили мы вдвоем с Наталией Васильевной. Жили дружно, дело сделали, варенье наварили: Маленькая внучка Светланы Петровны Сашенька забегала к нам, сама Наталия Васильевна бывала на половине дома у Светланы Петровны. Человеческие добрые отношения были. Когда мы смотрели у соседки телевизор, Наталии Васильевне стало плохо. Еле-еле передвигаясь, поддерживаемая с двух сторон мною и соседкой, Наталия Васильевна направлялась к себе домой. Светлана Петровна услышала шум, выскочила из дому. Буквально на грудь себе она приняла почти падающую Наталию Васильевну. И так шаг за шагом (шагом назад спиною шла Светлана Петровна) мы медленно прошли на половину дома Наталии Васильевны. Наталия Васильевна попросила положить ее на пол, на прямое и твердое, непроваливающееся. Мгновенно Светлана Петровна нашла матрац, положила на пол, постелила что-то, и мы бережно уложили Наталию Васильевну. Нашла Светлана Петровна и лекарство, нужное больной, дала его ей и не уходила, пока не убедилась, что приступ прошел, боли утихли, а Наталия Васильевна смогла переправиться на кровать. На следующий день Светлана Петровна пришла утром, принесла на завтрак Наталии Васильевне блинчики. И потом заходила не раз. Я свидетель этого заботливого отношения. Читая главы воспоминаний Наталии Васильевны о семье Александры Александровны, я вспоминала этот случай, представляя, как больно было читать Светлане Петровне резкие слова об отце и матери, о ней самой. Но: не осуди, да не будешь судим.

Я должна была рассказать, какой знали семью Александры Александровны мои есенята.

Когда в конце этого раздела книги я увидела главу "Облик ласковый:", больно сжалось сердце. "Неужели и об Августе Леонидовне Миклашевской что-то негативное будет сказано?" Но ожидало радостное открытие: автограф стихотворения Сергея Есенина "Ты прохладой меня не мучай:", в котором были неизвестные строки 6-й и 7-й строфы. Эта глава раньше не печаталась нигде. Вот в этой главе действительно проявились и оригинальность, и достоверность, и объективность исследователя творчества поэта, как и в первой главе, где дана семейная переписка.

Документы и автографы многое говорят.

И еще ждало открытие: в приложении даны неопубликованные рассказы Екатерины Александровны Есениной, ее воспоминания в полном объеме и воспоминания В.Ф. Наседкина "Последний год Есенина" (воспоминания отца Наталии Васильевны известны). Мы благодарны Наталии Васильевны за то, что многие материалы, известные лишь узкому кругу специалистов, стали доступны всем. Ближе и понятней станет поэт, когда мы увидим его и глазами семьи, семейного круга. Книга иллюстрирована и фотографиями из семейного архива. Для широкого круга читателей несколько из фотографий будут новыми. Книжная есениана пополнилась еще одной книгой воспоминаний о поэте. Книгой, которую читатели воспримут по-разному. Всех, кто имел радость и счастье быть обогретым дружбой и легким ненавязчивым учительством Александры Александровны Есениной, эта книга одним своим разделом больно обожжет. Как обожгла меня и моих есенят. Для нас все семейное окружение Сергея Есенина было ровное и близкое: и Екатерина Александровна, и Александра Александровна, и Наталия Васильевна, и Светлана Петровна:

Смысл названия книги получился двойной: все, что касается Сергея Есенина, смысл прямой. Да. В семье родной.

А для Наталии Васильевны? В семье. Это так. Но во всем ли родной? Но ведь книгу свою она назвала определенно.

Валентина Кузнецова, 2001 год
Мурманск