Есенин С.А. - Подпись Есенина на 52-х счетах кафе "Стойло Пегаса". 1 сентября — 23 ноября 1923 г.

Скачать текст произведения


1 сентября — 23 ноября 1923 г. Москва

а

С. Есенин

б

Есенин

На 51-м счете кафе «Стойло Пегаса».

Печатаются по автографам (ГЛМ, ф. 4, оп. 1, ед. хр. 239/240), исполненным на указанных документах.

Датируются в соответствии с временем их выписки: подпись Есенина (в виде «а» или «б») стоит на счетах от 1—3, 5—9, 13, 18—21, 23, 25—29 сент. (в т. ч. 13, 23, 27 и 28 сент. было подписано по два счета за вечер); 1—4, 6—11, 13, 18, 21, 23—25, 27—30 окт. (в т. ч. 6 и 13 окт. было подписано по два счета за вечер); 5, 14, 15, 18, 21—23 нояб. 1923 г.

Впервые упомянуты в работе В. В. Базанова «Свидетельство очевидца и память истории (Есенин в мемуарах последних лет)» (РЛ, 1976, № 1, с. 243).

Всего сохранилось более ста счетов. Пятьдесят один из них подписан Есениным; кроме того, еще на трех, кроме подписи, есть его текстуальные пометы (см. № I—26, I—29 и I—30 наст. раздела и коммент. к ним). Судя но этим счетам, Есенин как совладелец «Стойла Пегаса» не только пользовался 20%-ной скидкой при питании там (см. коммент. к № I—29 и I—30 наст. раздела), но также брал из кассы кафе деньги (см. ниже).

Еще двадцать один счет в окт. —нояб. 1923 г. подписан Г. А. Бениславской, так как тогда, по ее словам, «было условлено, что деньги Е<сенина> будут выдавать только» ей, «а не ему» (Материалы, с. 57). Двенадцать счетов на имя Есенина остались неподписанными. Остальные выписаны другим людям (Н. А. Клюеву, Е. А. Есениной, Г. А. Бениславской и др.), но имеют помету официанта: «На счет Есенина» (см. ниже).

Кроме того, сохранилась сводная ведомость «Счет С. А. Есенину» с 3 авг. по 10 нояб. 1923 г., где по дням перечислены суммы всех подписанных и не подписанных Есениным счетов с общим итогом более 70 тыс. руб. С конца сент., кроме сумм в рублях, на счете проставлялась еще и сумма в червонном исчислении с указанием курса червонца на каждый день (см. также № V-9 раздела «Рукою Есенина»).

Здесь же имеется три листа, на которых зафиксированы 32 счета, подписанные И. В. Грузиновым с 25 февр. по 5 апр. 1924 г.

И Есенин (в 1923 г.), и И. Грузинов (в 1924 г.) брали в кассе кафе деньги (это отмечено во многих счетах), которые причитались им как совладельцам «Стойла Пегаса»; таким же правом, очевидно, пользовался и А. Мариенгоф, и др. пайщики предприятия. В ГЛМ (ф. 4, оп. 1, ед. хр. 240) имеется три документа:

1) «Причитается получить С. А. Есенину с 12-го ноября по 30-е <1923 г.> включительно за 19 дней по 7 р. 50 коп. всего на сумму 142 р. 50 к.»;

2) «Получено Есениным <...> 209 р. 97 к.»;

3) «Получено Есениным <...> с 12 ноября <1923 г.> 67 р. 47 коп. [74 р.] / [142 р.]».

Совокупность всех этих документов дает представление о некоторых сторонах бытовой жизни поэта, а также помогает установить или уточнить ряд дат его биографии. Так, из сводной ведомости-счета явствует, что в день возвращения в Москву из заграничной поездки — 3 авг. 1923 г. — Есенин уже побывал в «Стойле Пегаса», а, скажем, отсутствие в той же ведомости счетов за 15—17 окт. того же года является косвенным подтверждением есенинской поездки в эти дни в Петроград, откуда он вернулся с Н. А. Клюевым (наблюдение В. В. Базанова — РЛ, 1976, № 1, с. 243).

За счет Есенина питались в кафе не только его сёстры, но и многие его приятели и знакомые (А. Кожебаткин, Н. Клюев, И. Приблудный, Е. Устинова, Г. Бениславская и др.). Так, напр., сохранилась расписка от 30 авг. 1923 г.: «В счет Есенина. Взято котлету на 175 руб. Иван Приблудный. / P. S. И стакан [кофе] чаю. 35 руб. И. Пр.». 9 сент. того же года датирован «Счет Кожебаткина»:

«2 пива

1 филе

240

225

————

465.Есенин».

На счете 23 окт. 1923 г. есть запись буфетчика: «...телячья Клюеву — 450 рублей»; 25 окт.: «Обед Клюева 250». 26 окт. выписан отдельный «Счет Клюеву»:

«1 обед

2 чая

1 чай

1 булку

250

200

100

50

————

600

На счет Есенина. А. Силин» (в эти дни Клюев гостил у Есенина в Москве). 30 окт. на счете написано буфетчиком: «За Устинову 1350» и стоит подпись Есенина.

В связи с этим А. Г. Назарова вспоминала в 1926 г.: «...Е<сенин...> жил исключительно на деньги из „Стойла“, а там давали редко и мало, и, значит, сидел сам он в долгах и без гроша в кармане. А если прибавить к этому, что на его руках была Катя, старики в деревне, то станет понятным, каким бесконечно тяжелым бременем были для Е<сенина> здоровые, наглые люди вроде Г<анина...> Я хорошо помню это стадо, врывавшееся на Ник<итскую> часов около 2-х — 3-х дня и тянувшее „Сергея“ обедать. Все гуртом шли обедать в „Стойло“. Просили пива, потом вино. Каждый заказывал, что хотел, и счет Е<сенина> в один вечер вырастал до того, что надо было неделю не брать денег, чтоб погасить его. Напоив С. Е., наевшись сами, они, более крепкие и здоровые, оставляли невменяемого С. А. где попало и уходили от него» (Материалы, с. 131—132).

Если сравнить заказы, которые делали в «Стойле» Есенин и Грузинов, то обнаруживается качественная разница. В счетах первого в основном значится пиво и очень скромная еда (для себя), особенно в сент. —нояб.: картофель, огурцы, капуста, каша, котлета или биточки, изредка бифштекс — и много вина и пива (для компании); в счетах же второго (для себя) — осетрина, гусь, лангет, шницель, грибы, блины, пирожки, апельсины, пирожные, 1—2 бутылки пива и очень редко вино.

С 17 дек. 1923 г. Есенин не мог регулярно бывать в «Стойле Пегаса», так как сначала находился в профилактории для нервнобольных (Б. Полянка, 52), после 9 февр. 1924 г. — в Шереметевской, а с начала марта — в Кремлевской больнице. Затем поэт несколько раз выезжал из Москвы, а с начала сент. 1924 г. подолгу жил на Кавказе и в Константинове.

В уже упоминавшейся сводной ведомости значится, что 11 авг. 1923 г. счет Есенина «написан вместе с Мариенгофом: 1000 р. — курс <червонца> 2700 — 3 р. 70 коп.». А в начале мая 1924 г. поэт писал из Ленинграда Г. А. Бениславской: «Да! Со „Стойлом дело не чисто. Мариенгоф едет в Париж. Я или Вы делайте отсюда выводы. Сей вор хуже Приблудного. Мерзавец на пуговицах — опасней, так что напрасно — радуетесь — закрытию. А где мои деньги? Я открывал Ассоциацию <вольнодумцев> не для этих жуликов» (наст. изд., т. 6, с. 168; выделено автором).

Это был ответ Есенина на два письма Г. А. Бениславской — от 26 апр. 1924 г.: «С деньгами положение такое: „Стойло“ прогорело, продается с торгов, денег нам так и не дали...» — и от 28 апр.: «„Стойло“, к моей неописуемой радости, закрыто» (Письма, 238, 239).

См. также № I-26 наст. раздела и коммент. к нему.