Есенин С.А. - Письмо в редакцию журнала "Печать и революция". До 15 сентября 1921 г.

Скачать текст произведения


До 15 сентября 1921 г. Москва

В № 1 «Печать и революция» А. В. Луначарский в своей статье назвал имажинистов — «шарлатанами, желающими морочить публику»}. Ввиду того, что вышеназванный

критик и народный комиссар уже неоднократно бросает в нас подобными голословными фразами, центр<альный> ком<итет> имаж<инистского> ордена считает нужным предложить:

1. Наркому Луначарскому — или прекратить эту легкомысленную травлю целой группы поэтов-новаторов, или, если его фраза не только фраза, а прочное убеждение, — выслать нас за пределы Советской России, ибо наше присутствие здесь в качестве шарлатанов и оскорбительно для нас, и не нужно, а может быть, и вредно для государства.

2. Критику же Луначарскому — публичную дискуссию по имажинизму, где в качестве компетентных судей будут приглашены проф. Шпет, проф. Сакулин и др. представители науки и искусства.

Мастера ЦК ордена имажинистов

Есенин. Мариенгоф. Шершеневич.

Примечания

  1. 18. Письмо в редакцию журнала «Печать и революция». До 15 сентября 1921 г. (с. 242). — ПиР, 1921, № 2, с. 248—249.

    Печатается по первой публикации. Подлинник письма неизвестен.

    Вариант текста этого письма, предназначавшийся для журн. «Книга и революция» (см. о нем в коммент. к предыдущему документу) имеет следующие отличия от опубликованного: 1) начало первого абзаца изложено так: «В книге первой „ПЕЧАТЬ И РЕВОЛЮЦИЯ“ А. В. Луначарский назвал имажинистов „шарлатанами, которые желают морочить публику“. Ввиду того, что вышеназванный Нарком и критик...»; 2) второй абзац заканчивается словами: «...и оскорбительно для нас и совершенно не нужно государству»; 3) начало третьего абзаца имело вид: «Критику Луначарскому...»; 4) в подписи вместо «Мастера ЦК» значилось: «Мастера Центр. Комитета».

    Датируется на основании письма главного редактора ПиР В. П. Полонского А. В. Луначарскому от 15 сент. 1921 г.:

    «Анатолий Васильевич. Посылаю вам письмо имажинистов, которое они просят напечатать в журнале, задетые вашим отзывом. Полагаю, что отказать им в этом оснований больших нет, — весь вопрос в том, чтобы редакция дала ответ достойный. Подарите им десяток теплых строк — их письмо этого заслуживает. Неполучение вашего

    ответа буду считать вашим нежеланием письмо печатать — и оно останется в таком случае ненапечатанным.

    С приветом В. Полонский» (Есенин 5 (1962), с. 393, с многочисленными неточностями; здесь исправлено по автографу: ГАРФ, ф. 2306, оп. 1, ед. хр. 456, л. 3).

    Одновременно с письмом имажинистов в журнале был опубликован ответ А. В. Луначарского:

    «Критик Луначарский отвечает поэтам-имажинистам, что считает себя вправе высказывать какие угодно суждения о каких угодно поэтах или группах их, предоставляя таким поэтам или группам, или критикам и ученым, являющимся их сторонниками, защищать их в печати. Ни в какой публичной дискуссии критик Луначарский участвовать не желает, так как знает, что такую публичную дискуссию господа имажинисты обратят еще в одну неприличную рекламу для своей группы.

    Нарком же Луначарский, во-первых, не имеет права высылать не нравящихся ему поэтов за пределы России, а, во-вторых, если бы и имел это право, то не пользовался бы им. Публика сама скоро разберется в той огромной примеси клоунского крика и шарлатанства, которая губит имажинизм, по его мнению, и от которой, вероятно, вскоре отделаются действительно талантливые члены „банды“.

    Нарком по просвещению А. Луначарский» (ПиР, 1921, № 2, с. 248—249).

    Есенин и Луначарский были осведомлены друг о друге с 1918 г., тем более, что одним из секретарей наркома был Р. Ивнев, знавший Есенина с 1915 г. В 1919—1920 гг. Есенин и Луначарский могли встречаться на поэтических вечерах во Дворце искусств, который был учрежден при Наркомпросе и членом которого был Есенин. Он также был включен в состав литературной секции агитпоезда им. Луначарского. Нарком «сочувствовал» Ассоциации вольнодумцев

    в Москве и 24 сент. 1919 г. разрешил ей иметь «отдельную печать» (см. коммент. к № 11 наст. подраздела).

    Луначарский знал творчество Есенина как талантливого «крестьянского поэта» и выделял его из группы имажинистов, предостерегая от влияния «имажинистских вывертов» (см. газ. «Известия ВЦИК», М., 1919, 27 нояб., № 266).

  2. ...А. В. Луначарский в своей статье назвал имажинистов — «шарлатанами, желающими морочить публику». — Имеется в виду статья «Свобода книги и революция», в которой сказано о том, что «отдельные шарлатаны, желающие морочить публику (вроде, например, имажинистов), среди которых есть талантливые люди, но которые как бы нарочно стараются опаскудить свои таланты...» (ПиР, 1921, № 1, с. 6).

  3. ...неоднократно бросает в нас подобными голословными фразами... — См., напр., «Письмо в редакцию» А. В. Луначарского:

    «Довольно давно уже я согласился быть почетным председателем Всероссийского союза поэтов, но только совсем недавно смог познакомиться с некоторыми книгами, выпускаемыми членами этого союза. Между прочим, с „Золотым кипятком“ <М.: Имажинисты, 1921> Есенина, Мариенгофа и Шершеневича.

    Как эти книги, так и все другие, выпущенные за последнее время так называемыми имажинистами, при несомненной талантливости авторов, представляют собой злостное надругательство и над собственным дарованием, и над человечеством, и над современной Россией.

    Книги эти выходят нелегально, т. е. бумага и типографии достаются помимо Гос. Издательства незаконным образом.

    Главполитпросвет постановил расследовать и привлечь к ответственности людей, способствовавших появлению в свет и распределению этих позорных книг.

    Так как союз поэтов не протестовал против этого проституирования таланта, вывалянного в зловонной грязи, то я настоящим публично заявляю, что звание председателя Всероссийского союза поэтов я с себя слагаю» (газ. «Известия ВЦИК», М., 1921, 14 апр., № 80).