Есенин С.А. - Прокушев Ю.Л. Слово о Есенине. "Коммуной вздыбленная Русь"

Скачать текст произведения

Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

"КОММУНОЙ ВЗДЫБЛЕННАЯ РУСЬ"

Время Есенина - время крутых поворотов в истории России. Оно "помечено" и революционными баррикадами пятого года, и ленской грозой двенадцатого года, и пожаром мировой войны, и крушением самодержавия в февральские дни семнадцатого года, и октябрьским залпом "Авроры".

Вселенский, космический характер событий октябрьской эпохи захватывает воображение поэта. Торжественно, призывно звучат многие есенинские стихи первых революционных лет. Примечательно в этом отношении стихотворение "Небесный барабанщик", относящееся к 1918 году.

	Листьями звезды льются
	В реки на наших полях.
	Да здравствует революция
	На земле и на небесах!
	
	Души бросаем бомбами,
	Сеем пурговый свист.
	Что нам слюна иконная
	В наши ворота ввысь?
	
	Нам ли страшны полководцы
	Белого стада горилл?
	Взвихренной конницей рвется
	К новому берегу мир.

"Небесный барабанщик" и "Пантократор", "Инония" и "Кантата", "О, Русь, взмахни крылами..." и "Разбуди меня завтра рано..." и другие произведения Есенина 1917-1919 годов - это первые "завязи" его будущих историко-революционных поэм, это проба сил художника, призванного Историей, Временем, Родиной воссоздать образ восставшей России.

Пафос революционной романтики, искренней убежденности, веры в могучий, неодолимый порыв народа к свободе здесь, в этих стихах, бесспорен и очевиден. Этот свободолюбивый пафос близок набатному призыву к мировой буре, "мировому пожару" в "Двенадцати" Александра Блока, созвучен революционному духу "Левого марша" Владимира Маяковского.

Но будем до конца верны истине. В стихах поэта пока еще остается, по существу, без ответа наиглавнейший вопрос - кто в Октябре 1917 года повел "Корабль-Россию" сквозь революционные бури и потрясения, каков он, этот прозорливый и бесстрашный "капитан и рулевой", которому было предназначено историей повернуть "шар земной" к новому, социалистическому берегу.

	Земля - корабль!
	Но кто-то вдруг
	За новой жизнью, новой славой
	В прямую гущу бурь и вьюг
	Ее направил величаво.

Это, конечно, не значит, что сын трудовой крестьянской Руси Сергей Есенин, с первых дней революции вставший "на сторону Октября", не чувствовал, не ощущал ведущей, организующей силы большевиков-ленинцев.

И чувствовал и ощущал: более того, настойчиво обращал свой взор к правде большевиков. Иначе не родились бы в сердце поэта, еще в 1918 году, такие строки:

	Небо - как колокол,
	Месяц - язык,
	Мать моя - родина,
	Я - большевик.

Иначе не сказал бы поэт о себе в 1919 году с явно полемическим запалом:

	Говорят, что я большевик,
	Да, я рад зауздать землю...

Наперекор всем трудностям, в ожесточенной схватке с врагом прокладывал пролетариат России дорогу в социалистическое будущее. Именно в этот сложный период классовых битв и проявился наиболее ощутимо "крестьянский уклон" Есенина. "В годы революции, - писал поэт в автобиографии, - был всецело на стороне Октября, - но принимал все по-своему, с крестьянским уклоном". В произведениях Есенина этот уклон прежде всего отражал те конкретные, реальные противоречия, которые были характерны для русского крестьянства в период революции. "Стремление смести до основания и казенную церковь, и помещиков, и помещичье правительство, уничтожить все старые формы и распорядки землевладения, расчистить землю, создать на место полицейски-классового государства общежитие свободных и равноправных мелких крестьян, - это стремление, - указывает В. П. Ленин, - красной нитью проходит через каждый исторический шаг крестьян в нашей революции..." {В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 17, с. 211.}

Суровые будни военного коммунизма потребовали железной дисциплины, введения продразверстки, трудовой повинности; потребовали подчинения всей жизни страны единой цели - победить врага.

Трудно тогда было многим, очень многим сразу осмыслить этот исторически неизбежный крутой поворот в жизни революционной России.

Чем яростнее интервенция, блокада, разруха обрушивали жестокие удары на молодую республику Советов, тем сильнее охватывает поэта душевное смятение, тем неотступнее тревожные чувства и мысли; тогда-то и рождаются трагические строки "Сорокоуста":

	Хорошо им стоять и смотреть,
	Красить рты в жестяных поцелуях,
	Только мне, как псаломщику, петь
	Над родимой страной аллилуйя.

Вслушайтесь, какая кровоточащая боль и неуемная скорбь о невозвратной, исторически обреченной на гибель старой деревне звучит в "Сорокоусте", "Песни о хлебе", "Исповеди хулигана", в стихотворениях "Мир таинственный, мир мой древний...", и вместе с тем какая в этой трагедийной песне поэта обжигающая душу тревога за будущее России! Разве можно забыть романтический образ есенинского "красногривого жеребенка"! Он имеет глубокий исторический смысл:

	Видели ли вы,
	Как бежит по степям,
	В туманах озерных кроясь,
	Железной ноздрей храпя,
	На лапах чугунных поезд?
	А за ним
	По большой траве,
	Как на празднике отчаянных гонок,
	Тонкие ноги закидывая к голове,
	Скачет красногривый жеребенок?
	
	Милый, милый, смешной дуралей,
	Ну куда он, куда он гонится?
	Неужель он не знает, что живых коней
	Победила стальная конница?

Ход времени, ход истории неумолим. Поэт это чувствует. "Конь стальной победил коня живого", - с тревогой и грустью замечает он в одном из писем.

От восторженно-романтических иллюзий "Инонии" и "Пантократора" - не осталось и следа. Что ждет Россию в будущем? Неужели вновь, как во времена Разина и Пугачева, рухнут надежды крестьянской Руси на свободу и землю?! Поэт испытывает мучительные сомнения и раздумья: "Мне очень грустно сейчас, - пишет Есенин в 1920 году, - что история переживает тяжелую эпоху умерщвления личности как живого, ведь идет совершенно не тот социализм, о котором я думал..." Позднее, в "Письме к женщине", Есенин скажет об этом времени и о себе.

	Но вы не знали,
	Что в сплошном дыму,
	В развороченном бурей быте
	С того и мучаюсь,
	Что не пойму,
	Куда несет нас рок событий...
Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12