Есенин С.А. - Вечер "Краса" в Театральном зале Тенишевского училища (Петроград). 25 октября 1915 г. - [Афиша]


25 октября 1915 г. Петроград

КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ

ТЕНИШЕВСКОГО УЧИЛИЩА

Моховая, 33

В ВОСКРЕСЕНЬЕ, 25-го ОКТЯБРЯ 1915 г.

ВЕЧЕР

«КРАСА»

СЕРГЕЙ ГОРОДЕЦКИЙ.

Зачальное присловье.
Ржаные лики.

АЛЕКСЕЙ РЕМИЗОВ.

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН.

НИКОЛАЙ КЛЮЕВ.

Слово.
Русь. Маковые побаски.
Беседный наигрыш.


АЛЕКСАНДР ШИРЯЕВЕЦ

СЕРГЕЙ КЛЫЧКОВ

ПАВЕЛ РАДИМОВ

}

Избяные песни.
Трерядница.
Прочтет
А. Бел-Конь-
Любомирская.

Рязанские и заонежские
частушки, прибаски,
канавушки, веленки
и страдания (под ливенку).

Начало в 8 ½ час. вечера

Билеты в кассе зала, у Вольфа (Невский, 13 и Гостиный Дв., 18),
Попова (Невский, 66), Центральной театральной кассе (Невский, 23),
Сытина (Невский, 68)

Примечания

  1. 1. Афиша вечера «Краса». 25 октября 1915 г. (с. 535).

    Печатается по оригиналу (ГЛМ, изофонд XX века, 35890). См. также текст программы вечера, републикованный (скорее всего, неполностью) В. Ф. Земсковым (журн. «Волга», Саратов, 1973, № 8, с. 188). Публикатор отметил, что оригинал программы находится в его собрании.

    Теперешнее местонахождение этого экземпляра неизвестно. По свидетельству С. Рогова, на нем была помета рукой Есенина, адресованная А. Ширяевцу: «Большую афишу, которую выставили на улицах, пришлю, как найду. Очень было баско и броско!» (газ. «Ульяновский комсомолец», 1963, 28 июня, № 77).

    Объявление о предстоящем вечере печаталось в Бирж. вед. (N 15168, 24 окт., веч. вып.; N 15169, 25 окт., утр. вып.). Главным организатором вечера, как и самого общества «Краса», был С. М. Городецкий. Вечер прошел успешно, о чем свидетельствуют появившиеся в периодических изданиях отклики. Газета «Голос Руси» в № 646 от 26 окт. характеризовала его как «крайне интересный», причем «обширный театральный зал Тенишевского училища был буквально переполнен», Впрочем, Бирж. вед. (Б. Садовской; № 15179 от 30 окт., утр. вып.) сообщали, что «зал был неполон, несмотря на воскресный день. Как всегда, преобладали представители литературного и художественного мира».

    «Вечер открылся „зачальным присловием“ Сергея Городецкого и „словом“ Алексея Ремизова.

    Затем молодым поэтом, крестьянином Рязанской губ<ернии>, С. Есениным были прочитаны известная его поэма „Русь“ и цикл стихов „Маковые побаски“. Гвоздем вечера явилась былина Н. Клюева „Беседный наигрыш“, которую поэт пропел с мощной выразительностью, причем содержание этой былины дает синтез народного воззрения на современные мировые события. По своей силе и глубокому пафосу былина эта представляет исключительное явление в современной русской поэзии. Кроме того, Н. Клюевым были удачно исполнены „Избяные песни“ и „Песни из Заонежья“.

    Затем русская народная поэзия была представлена поэтами-крестьянами А. Ширяевцем, С. Клычковым и некоторыми другими.

    Закончился вечер „Краса“ исполнением современных народных рязанских и заонежских частушек, прибасок, канавушек, веленок и „страданий“ под ливенку» (газ. «Голос Руси», Пг., 26 окт., № 646).

    В газетах была отмечена и необычность «самой внешности выступающих»: «Дегтярные сапоги и парикмахерски завитые кудри дают фальшивое впечатление пастушка с лукутинской табакерки. Этого мнимого „народничества“ лучше избегать» (Бирж. вед., 30 окт., утр. вып., № 15179).

    С. М. Городецкий вспоминал: «Общее выступление у нас <„Красы“> было только одно: в Тенишевском училище — вечер „Краса“. Выступали Ремизов, Клюев, Есенин и я. Есенин читал свои стихи, а кроме того, пел частушки под гармошку и вместе с Клюевым — страдания. Это был первый публичный успех Есенина, не считая предшествовавших закрытых чтений в литературных собраниях» (Восп., 1, 181). О вечере упомянул в своем дневнике А. А. Блок, а З. И. Ясинская вспоминала: «...С. М. Городецкому пришла мысль нарядить Есенина в шелковую голубую рубашку, которая очень шла ему. Костюм дополняли плисовые шаровары и остроносые сапожки из цветной кожи, даже, кажется, на каблучках.

    В этом костюме Есенин и появился на эстраде зала Тенишевского училища. В руках у него была балалайка, на которой он, читая стихи, очень неплохо и негромко себе аккомпанировал. Балалайка была и у Клюева, но никак не вязалась с его манерой держаться и „бабушкиной“ кофтой. Волнистые волосы Есенина к этому времени сильно отросли, но из зрительного зала казалось, что по ним прошлись

    щипцы парикмахера. Голубая рубашка, балалайка и особенно сапожки, напоминавшие былинный стих „возле носка хоть яйцо прокати, под пятой хоть воробей пролети“, — все это изменило обычный облик Есенина. В строгий зал, предназначенный для лекций, диссонансом ворвалась струя театральности. Когда раздались с эстрады звуки балалайки, многим из публики показалось, что выступят русские песельники. Оперный костюм, о котором упоминает в своем очерке Максим Горький, и был причиной заблуждения части слушателей. Однако публика, привыкшая в то время к разным экстравагантным выходкам поэтов, скоро освоилась, поняв, что это „реклама“ в современном духе и надо слушать не балалайку, а стихи поэтов.

    Читал Есенин на этом первом вечере великолепно. Он имел успех» (Восп., 1, 257).

    Об откликах на этот вечер см. также наст. изд., т. 6, с. 363—365.

  2. Бел-Конь-Любомирская А. — Псевдоним актрисы Анны Алексеевны Городецкой (1889?—1945), жены С. М. Городецкого.